Колумнист

Как москвичи сосуществуют с городскими крысами

Колумнистка «Московских новостей» Диана Абрамова дождалась наступления ночи и, сидя за ларьком с шаурмой и фруктовым развалом на «Белорусской», поговорила с яркой представительницей столичной фауны — серой крысой. Разговор получился напряженным: об адаптивности, нескончаемой войне и об ответственности человека перед видом Rattus norvegicus и другими городскими жителями.

«МН»: Доброй ночи. Спасибо, что согласились пообщаться со мной. Как я могу представить вас читателям?

Крыса: Коренная москвичка, пасюк. Для тебя — Серая Крыса, выживальщица, участница движения за сохранение вида и защиту от людей. Знаю, вы любите называть нас «диверсантами», «оккупантами» или еще как, но ты будешь звать меня Крыса.

«МН»: Как вам комфортнее. Расскажите, давно ли вы живете у метро «Белорусская»? 

Крыса: Я родилась год назад ближе к «Беговой», позже перебралась сюда: здесь многолюдно, зато еды в достатке, даже съесть все бывает сложно. Накопительство нам несвойственно, но в таких местах и мы иногда делаем запасы. Территория здесь сытная, часто приходится сражаться за нее с другими. Во внутривидовой борьбе мы с вами похожи, хотя до ваших методов нам далеко.

По вашим меркам мы недолго живем, года два, может, два с половиной, зато ярко. Я исследовательница, отлично ориентируюсь в пространстве, хорошо плаваю и ныряю, смотри — у меня на задних лапах даже перепонки есть. Так что вы унитазы свои на всякий случай закрывайте! У нас ходят байки, что так можно к вам в дома пробраться и устроить знатный переполох.

Фото: Terry Whittaker / FLPA / Imagebroker / Globallookpress

Я согласилась с тобой говорить, потому что уговорил сизарь с моего района, но ты все еще мой враг. Я хоть и подслеповата, но, думаешь, не вижу твоего отвращения и страха? Давай договоримся: я скрываю свою неприязнь к огромной лысой обмотанной тряпками журналистке с жуткими длинными лапами, а ты ведешь себя достаточно профессионально. 

«МН»: Вам бы пошло быть редактором. Итак, Крыса, расскажите, вы питаетесь преимущественно человеческой едой? 

Крыса: Проясним сразу: да, мы синантропные, но живем в Москве по праву рождения, кстати, в отличие от многих из ваших. 

Мы всеядны — можем питаться человеческой едой, положенной на улицах, можем добывать свою. Но вы же выселили из городов большую часть живого, так что лакомиться рыбой, охотиться на лягушек, птенцов и мелких позвоночных не так просто. Зато мы подъедаем больших и сочных тараканов, с которыми вы тоже безуспешно пытаетесь бороться, — можешь поблагодарить.

Но я тебе так скажу, в городе столько еды, что искать дополнительные источники пищи не нужно, особенно когда тепло. Парадокс: ненавидите и убиваете нас, но в то же время специально раскладываете нам лучшую еду — крупу, хлеб, а то и вовсе мясо. И даже специально все собираете в больших ящиках.

«МН»: Вы имеете в виду мусорные контейнеры и еду с помоек? 

Крыса: Как называть ящики с едой — дело ваше. Только никак не пойму, зачем заворачивать пищу в несъедобные пленки? Столько съестного сгнивает. Вот скажи мне, если вы тут явно не голодаете, почему воюете с нами?

«МН»: Дело в том, что крысы разносят опасные для нас инфекции, и мы стремимся изгнать вас за пределы своих населенных пунктов.

Крыса: Ты еще чуму нам припомни! Только для начала подумай: проблема в нас — или в том, что вы в грязи жили и даже мыться не догадывались? Чистоплотным от носа до кончика хвоста крысам этого не понять. Может, не в нас проблема, а в том, что вы слабые и неприспособленные? 

Антикрысный план

1. Остерегайтесь мест скопления грызунов.
2. Не пейте воду, в чистоте которой не уверены, в том числе из природных водоемов.
3. Не употребляйте в пищу продукты, поврежденные грызунами.
4. Проходите ревакцинацию от столбняка каждые 10 лет (обычно в составе комбинированных вакцин).

Серые крысы могут быть переносчиками бешенства, столбняка, стрептобациллеза (при укусе), чумы, лептоспироза, крысиного сыпного тифа, кишечного иерсиниоза, коксиеллеза, псевдотуберкулеза (при прямом и непрямом контакте с шерстью и пометом, в том числе с пищей и при купании), а также паразитарных заболеваний.

«МН»: А мы приспосабливаемся: изобретаем лекарства, вакцины, придумываем, как бы от вас избавиться. К тому же вы наносите огромный экономический ущерб, разрушаете инфраструктуру городов, перегрызаете провода.

Крыса: Бетон, провода и решетки — ваша инфраструктура? Лучше расскажи мне, почему человек считает своим все, что видит. Кто вам сказал, что это ваши города? 

«МН»: Потому что их построил наш вид. 

Крыса: На общей земле!

«МН»: Полагаю, вам бы хотелось считать городскую землю вашей. 

Крыса: Во-первых, у нас численное превосходство. Я могу давать потомство до девяти раз в год в хороших условиях. По десять крысят за раз, а то и больше — нам нужно место!

«МН»: Извините, но вы и съесть их можете, по десять крысят за раз…

Крыса: Это естественная регуляция численности в голодное время. Смотреть, как твои дети умирают от голода и грызутся друг с другом было бы «человечнее»? 

Я могу съесть другую крысу вне зависимости от ее возраста, если нужно защитить свою территорию. Я сделаю это всеми шестнадцатью зубами и ни одной вибриссой не поведу. Да, я борюсь за будущее своего вида, но и за свое будущее тоже. Выживают сильнейшие.

Фото: Terry Whittaker / FLPA / Imagebroker / Globallookpress

«МН»: Вы сказали, что не очень хорошо видите, вероятно, из-за ночного образа жизни. Но как вы ориентируетесь и вообще выживаете с плохим зрением? 

Крыса: Я подслеповата, но не слепа, я отлично считываю движения, хорошо слышу. Вибриссы помогают с осязанием. У меня безупречный нюх, благодаря которому я найду любую еду, отличу ее от ваших ядов, вычислю чужака и пойму, если зашла на чужую территорию.

Кстати, когда мне будет нужно, самцы сами найдут меня по запаху. Ваши так умеют? 

«МН»: Пожалуй, если с парфюмом переборщить. У вас, к слову, есть партнер?

Крыса: У меня есть мой вид и моя колония! А партнер для взращивания крысят мне не нужен, я сама их отлично выкормлю молоком, так что через несколько недель они уже готовые взрослые крысы и бойцы. Самцы нужны мне только для оплодотворения. Чем больше, тем лучше для будущего вида.

Я обладаю экологической пластичностью, у меня высокая рассудочная деятельность и адаптивность: если нужно, я скооперируюсь с группой или колонией, но легко выживу и сама.

«МН»: Я правильно понимаю, что в Москве проживает преимущественно ваш вид серой крысы?

Крыса: Нет, еще есть черные, но в целом они предпочитают регионы потеплее. Так что в Москве со всех сытных территорий мы их обычно тесним — мы сильнее. Черные на нас похожи, но потемнее, уши побольше и те «заниженные» — мы все же предпочитаем пузом землю не подметать. Черные бегают быстрее, зато мы прыгаем хорошо.

Хотя тут смотря кого вы крысами называете — слышала, что и ондатру с нами спутать можете. Ну хоть белок этих волосатых нашим гордым именем не называете.  

«МН»: А зачем вообще вы живете в городе? Кажется, на природе вам было бы даже лучше

Крыса: А ты в городе зачем живешь? Я где хочу, там и живу. Могла бы и спасибо сказать, здесь мы контролируем популяции насекомых, подъедаем оставленную на улицах еду. Так еще и нас жрут некоторые городские животные, особенно в зеленых зонах, где хищные птицы. 

«МН»: Вам доводилось общаться с кем-то из домашних крыс? 

Крыса: «Домашних крыс» — какое красивое название для тех, кого вы выкрали себе на потеху! Знаешь ли ты, что вы удерживаете тех же Cерых крыс — Rattus norvegicus, только с приставкой domestica — «одомашненная»? Вы сделали так, что их инстинкты свободных бойцов притупились. Заперли их в своих домах и держите в клетках.

Выводите чудиков с большими ушами и называете их «дамбо» в честь выдуманного слона с ужасными огромными опахалами. 

Но самое отвратительное, это мэнкс — крысы без хвоста! Мутанты, которые не могут нормально ходить, держать баланс, терморегуляция нарушена. Говорят, что вы боитесь нас во многом из-за нашего хвоста, он для вас «отвратительный». Хорошее решение — создавать беспомощных калек. Как тебе идея, разводить людей без рук?

«МН»: Этичность разведения бесхвостых крыс действительно вызывает вопросы. Но в целом домашние крысы живут в куда более приятных условиях, с регулярными приемами пищи, уходом и заботой.

Крыса: Заботой в отрыве от своего вида? С заботой, когда вы выбрасываете крыс на улицу, потому что они вам надоели или из-за возникшей аллергии? Эти неприспособленные существа даже ориентируются на воле с трудом.

Давай я напомню тебе еще кое-что. Лет 200 назад вы ловили нас для «травли» — кровавого спорта, когда нас бросали на съедение вашим псам: те соревновались на скорость, кто убьет как можно больше «противных серых крыс». Потом все же решили, что мы можем быть «достаточно милыми», чтобы вам нравиться, — и вы начали запирать нас в клетках, или, как вы говорите, «одомашнивать». А следом начали «размножать» нас так, как вам угодно. 

Фото: Сергей Карпухин / ТАСС

Лабораторные грызуны, на которых вы ставите опыты. Лысые крысы, измываться над которыми еще удобнее. Кормовые, чтобы швырять нас своим таким же «одомашненным» змеям. И никто не чествует нас за ежедневные жертвы на благо вашего вида. Вы не помните, что отправляли умирать в космос не только собак, но и грызунов, которым за редким исключением даже не давали имен — не признавали в них равных.

Я рада, что отвратительна тебе, что ты не считаешь меня «достаточно милой», чтобы запереть в своем доме и постепенно ломать меня, «одомашнивая». А если ты решишь убить меня — я легко не сдамся и искусаю тебе все руки. Я крыса? Да, я Крыса!

«МН»: Мне важно рассказать вашу историю, а убийством у нас занимаются специалисты.

Борьба с крысами: мировая практика 

Новая Зеландия
Ученые стремятся изменить геном грызунов, чтобы лишить тех возможности размножаться. А еще разрабатывают технологию «генного драйва» — внедрение в городскую среду грызунов с вредными мутациями, вызывающими раннюю смерть.

США
Смарт-крысоловки передают данные о количестве пойманных крыс в режиме реального времени, убивают крыс разрядом тока. 

Нью-Йорк
Директор по миграции грызунов с бюджетом $3,5 млн должен избавить город от крыс. Вакансия гласит, это человек с «драйвом, решимостью и инстинктом убийцы, необходимыми для борьбы с настоящим врагом».

Чикаго
Отряд «котов-крысоловов быстрого реагирования», состоящий из бездомных котов с хорошими охотничьими навыками, за $600–800 можно нанять для зачистки своего объекта

Москва
Ультразвуковые отпугиватели на подземных стоянках. Установка более защищенных от грызунов металлических коробов мусоропровода. В городе проводят регулярные мероприятия по дератизации.

По материалу «Московских новостей»

Крыса: Да, в убийствах ваш вид преуспел. Вы назвали нас своими врагами, считаете, что мы «заполонили», «захватили» вашу планету. Хотя сами расселились по всем континентам и только и ноете, что вам нужно больше размножаться, делая вид, что вас недостаточно. Крысы стараются уживаться даже с таким инвазивным видом, как человек. Может, вам тоже постараться? 

Что делать, если со столичными крысами вы уживаться не планируете

  • Если крысы поселились в вашем доме или дворе, обращайтесь в Московский центр дезинфекции, свою управляющую компанию или частные дезстанции.
    Заявку на дератизацию можно отправить через Госуслуги в разделе «Единый диспетчерский центр». 
  • В случае укуса промойте рану водой с мыльным раствором, обработайте антисептическим средством, наложите стерильную повязку — и как можно скорее обратитесь в травмпункт или ветклинику, если укусили питомца.
  • Когда дикий зверь не крыса и забрел в город, обращайтесь в Департамент природопользования и охраны окружающей среды Москвы.