Чародейство и волшебство

«Московские новости» подготовили вместе с историками пять зарисовок о том, как работает коммунальная машинерия сегодня и сколько шагов пришлось для этого преодолеть. В последней серии — прошлое и будущее городских цифровых технологий.

В спецпроекте участвовали пять авторов. Евгения Стрельникова, кандидат исторических наук, собрала хроники московского быта. Публицист Александр Лесной дополнил их и создал персонажей, а иллюстратор Анна Колмыкова воплотила их в графике. Анатолий Оксенюк, кандидат исторических наук и заместитель директора Государственного научно-исследовательского музея архитектуры имени А. В. Щусева по научной работе, консультировал команду. А чат-бот ChatGPT… полностью написал одну из историй по техзаданию команды. Угадаете, какую именно?


Все карты (и техзадание) «Московские новости» раскроют на следующей неделе.

Стереотипный программист бородат, в очках и худи. Вася в этот портрет не вписывается, потому что для начала Вася – девушка.

Василиса, можно просто Вася. Да, блондинка, длинноногая, спортивная. Почти комсомолка, ну и так далее. – Девушка озорно улыбается. Вася занимается разработкой нейронных сетей и чат-ботов в Москве. Говорит, что как программиста ее всегда восхищали технологии и то, как они делают жизнь проще и упорядоченнее. — Сама идея искусственного интеллекта и тот потенциал, который в нем скрыт, то, как он может изменить взаимодействие человека с технологиями, — это завораживает.

Иллюстрация: Анна Колмыкова

Вася в курсе всех последних достижений в сфере ИИ, ездит на профильные конференции и гордится тем, что является частью московского цифрового сообщества и помогает его развивать. Разработка чат-ботов — то, что позволяет ей сочетать технические навыки с творчеством и создавать решения, которые меняют жизнь людей к лучшему. Признается, что в детстве зачитывалась Стругацкими и их повестью «Понедельник начинается в субботу» — и выбрала свой путь во многом благодаря той старой советской фантастике.

Видеть своими глазами, как все эти технологии, алгоритмы, нейронные сети, чат-боты прямо сейчас меняют город, — это невероятно. А еще в нейронках есть своя магия. Это сложно передать и объяснить тому, кто не занимается программированием. Код может заработать или не заработать по тысяче разных причин, но нейросеть – почти живое существо, и когда создаешь чат-бот, реально ощущаешь почти акт творения.

Минувшее будущее

Профессия айтишника переживает взлет не в первый раз. В 1960-х годах Советский Союз был очарован научным и прогрессивным образом кибернетики и перспективами планирования светлого будущего при помощи алгоритмов, математических моделей и машин. Эти технологии казались чуть ли не идеальным способом стимулировать советскую экономику и оптимизировать управление как целыми предприятиями, так и людьми. В том числе — наладить обратную связь между руководством и коллективом. Ничего не напоминает из публикаций о нейросетях за последнее время?

Иллюстрация: Анна Колмыкова

К вопросу внедрения кибернетики в экономику в Союзе подошли с размахом и огоньком. Ключевым было начало разработки Общегосударственной системы учета и обработки информации (ОГАС) в 1965 году. Эта система должна была централизованно заниматься распределением ресурсов в экономике. ОГАС базировалась на ряде математических моделей и алгоритмов, которые оптимизировали весь процесс распределения ресурсов между различными секторами экономики. 

Целое поколение увлеклось математикой и решением прикладных задач. Программирование стало модной профессией, а программисты начали появляться в кино и на страницах фантастики.

Не зря Стругацкие сделали героем одной из своих повестей про НИИ Чародейства и Волшебства именно программиста Александра Привалова, которого молодые ученые-маги из НИИЧАВО переманивают как дефицитного специалиста из Ленинграда в провинциальный город. И подкупали они его не большой зарплатой, а интересной работой, энтузиазмом и перспективами творческого роста, — при этом не забывая упомянуть, что у них в институте стоит мощная ЭВМ. Это полностью отражает дух эпохи.

Прошло 5 лет — и советское правительство начало внедрять АСУ, автоматизированные системы управления. Они использовались для автоматизации сбора и анализа экономических данных, а также для контроля за распределением ресурсов. Их создание позволило советскому правительству эффективнее контролировать экономику. 

Иллюстрация: Анна Колмыкова

Серьезные инвестиции в автоматизацию экономики продолжались в последующие годы. Благодаря этому в 1984 году заработало ядро Автоматизированной системы плановых расчетов Госплана. Эта система опять-таки помогала централизации управления экономикой, в режиме реального времени предоставляя данные о работе различных секторов.

В перспективе экономикой страны можно было бы управлять, как в компьютерной стратегии.

Разработчикам почти удалось прийти к тому, чтобы в одном месте можно было получить данные о любых цифрах в экономике и смоделировать любые изменения, заранее просчитав последствия действий. Полностью запустить систему чуть-чуть не успели — Союз распался в 1991 году, похоронив эту разработку.

Судьба аналогичного проекта Cybersyn — компьютерной системы управления экономикой, запущенной в Чили с приходом Сальвадора Альенде, — сложилась трагичнее.

Проект возглавлял британский кибернетик Стаффорд Бир. Система Cybersyn состояла из сети компьютеров, подключенных к источникам экономических данных — фабрикам и правительственным учреждениям, — и должна была передавать их руководству страны в режиме реального времени. Ее инновационный пользовательский интерфейс («синоптическая консоль») позволял просматривать экономические данные и управлять ими интуитивно понятным способом. 

Cybersyn считался новаторской разработкой и привлек внимание всего мира свежим подходом к экономическому планированию и управлению. Именно благодаря ему правительство смогло организовать бесперебойное снабжение столицы во время стачки 55 тыс. владельцев грузовиков. Чтобы избежать перебоев с продуктами, понадобилось всего 200 машин. В 1973 году правительство Альенде в конце концов было свергнуто в результате военного переворота, и Cybersyn был заброшен, несмотря на потенциальные преимущества системы.

Оба проекта опередили свое время, и оба были разрушены грубой силой — в результате переворотов, путчей и политических интриг. Понадобилось несколько десятков лет, чтобы компьютерная революция пришла уже в каждый дом, а к системам, доступным раньше только правительствам, смог обратиться любой. 

Вкалывают роботы

Вычислительные мощности и скоростная связь делают будущее, о котором раньше только писали в фантастике, реальным в самых, казалось бы, прозаичных вещах. Бесконтактные платежи произвели революцию в том, как мы совершаем покупки; встраиваемые NFC-чипы позволили расплачиваться, просто поднося руку к терминалу, а платежные стикеры уже и наличие чипа делают необязательным. Система отслеживания общественного транспорта в реальном времени показывает автобусы, трамваи и поезда на карте и строит оптимальные маршруты. Чат-бот в московском метро помогает сориентироваться в синей и голубой станциях «Арбатская», которые до кучи еще и находятся в разных местах. А «Мои документы» и вовсе перепридумали сам формат получения государственных бумаг, отправив очереди в прошлое.

Иллюстрация: Анна Колмыкова

Совсем скоро в Новой Москве откроется первый в России роботизированный архив, который поможет перевести работу с документами в цифровую среду. Роботизированный комплекс Главархива займет около 70 тыс. кв. метров, позволит разместить до 100 млн архивных дел (в 5 раз больше, чем сегодня) и сможет обрабатывать до 300 запросов в час — это около 2 тыс. обращений ежедневно. Тот же Главархив запустил в 2020 году онлайн-сервис «Моя семья»: с его помощью можно найти информацию о предках, живших в Москве и Московской губернии с 1772 до 1917 года. 

Что под капотом

Как же работают эти технологии? Нейронные сети — сложные алгоритмы, которые могут обучаться и делать прогнозы на основе полученных данных. Например, сеть можно научить распознавать закономерности на изображениях, что позволит ей идентифицировать объекты на фотографиях. А чат-боты — это компьютерные программы, которые могут имитировать человеческий разговор. Они используют обработку естественного языка (NLP), чтобы понимать вводимые пользователем данные и реагировать на них.

Вася говорит, что потенциальные возможности применения этих технологий практически безграничны и что интеграция нейросетей и чат-ботов в городские службы и бизнес — это только начало. Нейросети могут заменить человека в задачах, которые повторяются или требуют выполнения рутинных процедур.

Иллюстрация: Анна Колмыкова

Уже сейчас нейронные сети и чат-боты оказывают огромное влияние на рынок труда. Например, в клиентском сервисе чат-боты берут на себя обработку стандартных запросов, которыми раньше занимались реальные операторы, — это позволяет компаниям сократить расходы на персонал без потери качества обслуживания. Но в то же время технологии открывают новые возможности для профессионалов. Чем шире распространение этих систем, тем выше спрос на специалистов, которые могут их разрабатывать, поддерживать и улучшать. И в их число входят не только программисты, но и специалисты по данным, по машинному обучению и другие.

Изменения коснутся и «нетехнических» профессий. Скажем, популярность тех же чат-ботов может привести к снижению спроса на традиционные секретарские и административные профессии: большая часть их задач будет автоматизирована.

Как программист, я своими глазами наблюдаю, как нейронные сети и чат-боты меняют нашу жизнь и рынок труда. Хотя на этом пути, безусловно, могут возникать проблемы и сбои, нас ждет динамичное и инновационное будущее — с новыми возможностями для профессионалов в самых разных отраслях.

Василиса технократ и настроена к будущему позитивно. Ее папа был полярником и всегда учил золотому правилу станций на льдине: «Если не можешь победить белого медведя — то возглавь его!» Василиса говорит, что разницы между белым медведем и прогрессом в этом плане никакой.