Мир в огне

Вакцина, я боюсь

Врачи, медицинские журналисты и юрист — о последствиях прививки от COVID-19

«Московские новости» собрали основные тревоги и страхи, которые мешают принять решение о вакцинации, и попросили известных врачей, популяризаторов доказательной медицины и других экспертов их развеять.

1. Боюсь вмешательства в организм 

«Мне страшно, когда меня лишают права распоряжаться собственным телом». 

Иллюстрация: Настя Смирнова

Алексей Утин, кардиолог, сердечно-сосудистый хирург, главный врач клиники SMART CheckUp, популяризатор медицины и ЗОЖ

Когда мы заболеваем, мы готовы выпить любое лекарство, — у которого на порядки больше побочных явлений, чем у вакцины, а эффективность и безопасность не доказаны. Однако если речь заходит о вакцине, все в ужасе начинают фантазировать про побочные эффекты. И все потому, что вакцинируют, когда ты еще здоров. Важно понять, что в условиях пандемии очень многие заболеют, — и мировоззрение резко поменяется. 

Алексей Утин; фото из личных архивов

Попробуйте трезво оценить риски и принять верное решение. При всем разнообразии аргументов за или против, это решение бинарное: делать или не делать. Тревожный человек никогда не перестанет встречать новые аргументы об опасности вакцинации и задавать каверзные вопросы, которых всегда будет больше, чем обоснованных ответов.

Дарина Атмурзаева, врач-инфекционист Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями, специалист онлайн-сервиса по подбору врачей доказательной медицины Docma.ru, автор блога:

Дарина Атмурзаева; фото из личных архивов

Да, это медицинское вмешательство, на которое у вас берут информированное согласие. Хочется, чтобы люди не думали так, словно нарушают их право распоряжаться собственным телом. Стоит подумать о том, что конкретный человек может болеть бессимптомно или в легкой форме, но заразить наиболее восприимчивого пациента, у которого болезнь может протекать в тяжелой форме и, возможно, привести к летальному исходу. 

Конечно, хотелось бы, чтобы население было лучше информировано, было бы больше доверия к медицинским работникам, меньше пропагандировалось антивакцинаторское движение и не приходилось бы добровольно-принудительно вакцинировать, привлекая работодателей. Но, к сожалению, базовыми знаниями по иммунологии обладают не все врачи. 

Это очень сложная тема. Как бы я ни была уверена в своих знаниях по иммунологии, с марта 2020 года я узнаю все больше с каждым днем. Глупо требовать от людей без медицинского образования разобраться во всем самостоятельно.

Но стоит не забывать, что мы сейчас живем в условиях пандемии. В связи с перепрофилированием многих медицинских учреждений в ковидные госпитали пациенты с хроническими неинфекционными заболеваниями недополучают квалифицированную помощь, страдает финансирование других медицинских направлений. 

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Если бы большая часть населения привилась, мы смогли бы вернуться к обычному режиму работы. Пациенты с хроническими заболеваниями сердца, желудочно-кишечного тракта, пациенты, нуждающиеся в хирургической помощи, онкологические больные вновь могли бы планово обращаться в свои центры для лечения.

Если чуть подробней остановиться на вмешательстве вакцины в организм, хочется уточнить, что вакцина не разносится с током крови по организму, не поражает органы и ткани. Нужно четко понимать, что вакцина вводится внутримышечно и дальше этой мышцы распространиться не может, так как в место укола немедленно приходят клетки иммунной системы, которые распознают чужеродный белок и активно начинают вырабатывать антитела.

Юрий Петров, практикующий врач-пульмонолог, терапевт, вакцинолог, специалист онлайн-сервиса по подбору врачей доказательной медицины Docma.ru, автор блога:

Юрий Петров; фото из личных архивов

В такой сложной эпидемической ситуации прививку от Covid-19 важно сделать, хотя решение о прививке принимает сам человек. По закону, вакцинация в России добровольная, что подтверждается Федеральным законом №157.

Однако этот закон предусматривает, что у главного санитарного врача региона есть право вводить обязательную вакцинацию. Он может определить и объявить уровень опасности и необходимость провести вакцинацию от конкретного вируса всему населению или каким-то отдельным его группам.

Мое мнение: в текущей ситуации надо проявить осознанность. Нам всем необходимо понять, что наш выбор касается сотен других людей, которых мы можем заразить, сами того не подозревая. Сейчас уже дело не в нашей личной ответственности за наше тело — мы несем ответственность за жизнь и здоровье своих близких, за жизнь и здоровье незнакомых людей.

2. Боюсь долгосрочных последствий 

«Никто понятия не имеет, какие последствия в перспективе будут от этой прививки. Если они все-таки наступят через 10, 20 лет, кто меня будет лечить? И кому жаловаться?»

Иллюстрация: Настя Смирнова

Ольга Кашубина, медицинский журналист, автор книги «Как болел бы врач: маленькие хитрости большого здравоохранения», автор канала ШБмнк, шеф-редактор медицинской рубрики Т–Ж

Действительно, вакцина существует меньше года, и пока не существует ни одного человека, который ввел бы ее, прожил пять лет и остался здоровым. Это как принимать новое непроверенное лекарство: исследований, которые длились бы больше года-двух, пока нет, и мы не наблюдаем за вакцинированными людьми достаточно, чтобы с абсолютной уверенностью говорить, что им ничего не грозит. 

Однако здесь вполне корректно экстраполировать последствия всех других, уже существующих прививок. 

Вакцины — тот тип препаратов, безопасность которых закладывается с большим запасом, — потому что, как известно, нет второго шанса произвести первое впечатление. Если бы хоть какая-то из существующих вакцин в перспективе оказалась опасна, это подорвало бы доверие ко всему процессу вакцинации. Но никаких серьезных последствий прививок, которые поставили бы под сомнение их целесообразность, зафиксировано не было. 

Ольга Кашубина; фото из личных архивов

У нас нет причин считать, что изменения, которые происходят под воздействием вакцины от коронавируса, серьезно отличаются от тех, что происходят под воздействием других прививок. Вы знаете, что детям ставят массу уколов (сейчас у нас больше 10 контролируемых инфекций, от которых мы можем их защитить), все это разные схемы и комбинации вакцин. И нет никаких признаков, что вакцинированные люди идут дальше по жизни как-то тяжелее невакцинированных, — скажем, чаще болеют.  

Это дает право надеяться, что новые вакцины от коронавируса так же безопасны. В их составе и в принципе действия нет ничего, что могло бы в долгосрочной перспективе повлиять на состояние здоровья. Они не затрагивают какие-либо серьезные и медленно изменяющиеся системы в организме, которые в дальнейшем могли бы отреагировать неблагоприятным образом. 

Фото: РФПИ и Центр имени Гамалеи / ТАСС

Все вакцины от коронавируса сделаны по известным технологиям, то есть на основе мРНК или аденовируса. Все это уже было с другими вакцинами, и тот факт, что при этом используется генетический материал или антигены другого, нового вируса, ничего не меняет.

Более того, как мы знаем, иммунитет от коронавируса со временем падает. То есть эффективность вакцины пока снижается настолько, что признана целесообразность ревакцинации каждые полгода. Если основное действие вакцины слабеет, странно рассчитывать, что через 10–20 лет проявится побочное.  

Алина Чимбирева, юрист в сфере здравоохранения, руководитель юридической компании Melegal:

Алина Чимбирева; фото из личных архивов

Кому жаловаться, если через 10–20 лет вы обнаружите последствия прививки? Так как столь отсроченные негативные последствия не могут быть связаны с дефектами техники проведения вакцинации (они бы возникли раньше), а могут быть связаны непосредственно с качеством лекарственного препарата, жалоба будет адресована именно его производителю. 

Ключевая сложность такого спора будет лежать в плоскости доказывания. И чем больше времени пройдет с момента проведения вакцинации до наступления последствий, тем сложнее будет доказать их взаимосвязь

Вакцинация юридически — такое же медицинское вмешательство, как любое другое. Лекарственные препараты — вакцины — применяются только в медицинских организациях с лицензией на проведение профилактических прививок. Документация пациента хранится в такой организации 25 лет

Параллельно данные о вакцинации вносятся в ЕГИСЗ. Следовательно, подтвердить сам факт получения вакцины, скорее всего, не составит труда. А вот обосновать, что возникновение или обострение заболевания связано с имевшей место 10–20 лет назад прививкой, будет очень сложно. Теоретически здесь смогут помочь большие данные, в том числе полученные, например, из заполняемых вакцинированными дневников наблюдения, из анализа последующих обращений граждан за медицинской помощью и прочего. 

3. Боюсь, что от вакцины проснутся скрытые заболевания 

«Никто не знает, какие болезни скрыто во мне сидят. Скажем, об онко-статусе люди годами ничего не знают. Или вот туберкулез, например, — в каком-то виде есть у всех, но выстреливает только у некоторых. Вдруг прививка запустит скрытое заболевание?»

Иллюстрация: Настя Смирнова

Ольга Винокурова, доказательный фтизиатр, пульмонолог, автор блога о туберкулезе «Старина Кох»:  

То, как работает прививка, хорошо известно: она стимулирует выработку антител специальными иммунными клетками и не затрагивает различные органы и системы.  

Есть распространенное мнение, что любая прививка — это как бы болезнь в легкой форме (а всем известно, что Covid-19 может ухудшить хронические болезни, в том числе те, о которых мы не знаем). 

Это мнение ошибочно. Прививка — не болезнь. Она просто тренирует нас перед встречей с вирусом.

Если вы услышали о том, что какое-то заболевание проявилось вскоре после прививки, — вероятнее всего, это совпадение. А если вы действительно волнуетесь по поводу скрытых в вас недиагностированных болезней, то обязательно регулярно проходите обследования. Пандемия — не повод пропускать диспансеризацию.

Уже сейчас эксперты прогнозируют рост многих заболеваний, в том числе туберкулеза, поскольку из-за самоизоляции многие люди игнорируют плановые осмотры врачей и необходимые анализы. Соответственно, меньше шансов определить заболевание на ранней стадии или вовсе предотвратить его.

Ольга Винокурова; фото из личных архивов

Если вы подозреваете у себя какие-то проблемы со здоровьем или просто давно не посещали врача, лучше пройти обследование перед вакцинацией, чтобы потом не делать ложных выводов.

Что касается бактерии Коха, которая действительно у многих присутствует в организме, то толчок к развитию туберкулеза ей дают различные стрессы: неполноценное питание, перегрузки на работе, резкие перепады климата или тяжелая инфекция — грипп или тот же ковид. Вакцина не снижает защитные силы организма, и бактерия не может этим воспользоваться.

Екатерина Ратегова, терапевт центра доказательной медицины DocMed:

Екатерина Ратегова; фото из личных архивов

Нет данных о том, что вакцинация от Covid-19 — пусковой крючок онкологических или инфекционных заболеваний. И дебют заболевания произошел бы вне зависимости от того, была вакцинация или нет. 

Это нормальное эволюционно детерминированное свойство нашего мышления — находить причинно-следственные связи. Когда-то это свойство дало преимущество в выживании нашим предкам. Сейчас это свойство играет против нас, ведь после — не означает вследствие. 

А чтобы вовремя находить скрытые болезни, вовремя проходите положенные скрининги.

4. Боюсь осложнений 

«Я аллергик, астматик, диабетик, сердечник и так далее. Моя жизнь и так не сахар — я боюсь, что после вакцины станет еще хуже». 

Иллюстрация: Настя Смирнова

Алексей Утин, кардиолог, сердечно-сосудистый хирург, главный врач клиники SMART CheckUp, популяризатор медицины и ЗОЖ

Чтобы принять решение, нужно сделать мыслительное упражнение и посмотреть на ситуацию под другим углом. Вместо вопроса «А можно мне делать вакцину с моим…. (вставьте любое заболевание из медицинской энциклопедии)?», задайте вопрос: «А что будет с моим организмом, моими органами и диагнозом, если я заболею COVID-19?» И если на первый вопрос у нас часто нет обоснованного ответа, то на второй мы ответим четко.

Ольга Винокурова, доказательный фтизиатр, пульмонолог, автор блога о туберкулезе «Старина Кох»

На сегодняшний день нет никаких оснований полагать, что вакцина влияет на течение заболевания, может усугубить его симптомы или вызвать осложнения.

В то же время накоплено уже достаточно внушительное количество научных данных, говорящих о том, что коронавирусная инфекция при этих заболеваниях протекает тяжелее, осложняется и приводит к смертельным исходам чаще. 

Поэтому если у вас хроническое заболевание сердца, легких или сахарный диабет — это повод поскорее привиться, а не избегать вакцинации.

Фото: Сергей Карпухин / ТАСС

Вы можете хуже чувствовать себя в первые дни после вакцинации: например, если у вас поднялась температура, то может повыситься и артериальное давление. Но эти неприятные моменты нетрудно взять под контроль, поскольку они кратковременные, — в отличие от бурного и непредсказуемого течения Covid-19. Даже если течение Covid-19 легкой степени, сопутствующие заболевания могут отреагировать ухудшением.

Эндокринолог Ольга Гуськова, кардиолог Мария Чашкина, аллерголог Парвиз Азизов, Центр доказательной медицины DocMed:

Слева направо: Ольга Гуськова, Мария Чашкина, Парвиз Азизов;
фото из личных архивов.

Согласно решению Европейского общества эндокринологов, рекомендации по вакцинации от Covid-19 пациентов с компенсированными эндокринными заболеваниями (с правильно подобранным лечением), такие же, как для остального населения. Это значит, что прививку делать можно! Однако людям с эндокринными или аллергическими заболеваниями может потребоваться временная коррекция терапии. Это следует заранее обсудить с лечащим врачом. 

У пациентов с сахарным диабетом и ожирением безопасность вакцинации по данным клинических исследований была сопоставима с таковой у здоровых людей. Также GINA рекомендует вакцинацию против Covid-19 людям, страдающим астмой. 

Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Прививка рекомендуется и всем кардиологическим пациентам. Она снижает вероятность тяжелого течения заболевания, которое могло бы потребовать госпитализации и привести к смерти, в то время как наличие сердечно-сосудистых болезней само по себе увеличивает эти риски. 

Иллюстрация: Настя Смирнова

Клинические испытания вакцин против Covid-19 практически не продемонстрировали каких-либо серьезных нежелательных эффектов* при сердечно-сосудистых заболеваниях. Наиболее часто возникающие жалобы: повышение температуры тела, боль в месте инъекции, усталость, головная боль, боль в мышцах или озноб. Эти явления, как правило, кратковременные, продолжаются в среднем от 24 до 48 часов и уменьшаются или исчезают при приеме парацетамола или ибупрофена. 

Данных о взаимодействии между вакциной и препаратами для лечения сердечно-сосудистых заболеваний нет: можно и нужно продолжать прием всех назначенных лекарств. Обострение сердечно-сосудистого заболевания также не является противопоказанием. 

Риск развития тяжелой аллергической реакции низок: у одного человека из двух миллионов. Преимущества вакцинации его значительно перевешивают. 

Если у вас когда-либо была тяжелая аллергическая реакция на другие вакцины, сообщите об этом медицинскому работнику, — решение о вакцинации будет принято индивидуально. Повременить с вакцинацией следует только в случае активной инфекции с повышением температуры тела. 

Копировать ссылкуСкопировано