Киберпанк

Няня уходит в цифру

Возможно ли создать идеального «цифрового бебиситтера», с которым не страшно оставить ребенка

В пылу споров о том, насколько вредны для детей гаджеты, мы упускаем главное: мобильные устройства уже организуют им общение, обучение и развлечение каждый день. При этом значительная доля дошкольников зависает в них вынужденно: у родителей просто нет альтернативы. Похоже, карантин и массовый переход на удаленную работу приводят нас к необходимости создания «цифрового бебиситтера» — платформы, которая могла бы безопасно и качественно занять ребенка, не форсируя родительское чувство вины. Как может быть устроена такая платформа — и как оценивают ее роль психологи?

Наука против гаджетов

У детских гаджетов сложилась репутация, сходная с образом Северуса Снейпа из «Гарри Поттера». Все убеждены, что это зло, но зло привычное и неизбежное. А еще есть надежда, что в этом зле есть и светлая сторона. Вопрос в том, как сделать так, чтобы она показала себя.

Электронные девайсы действительно оказывают влияние на развитие детей. Исследование 2019 года, проведенное в детском медицинском госпитале Цинциннати (США), выявило, что превышение лимита экранного времени приводит у детей 3–5 лет к изменениям в головном мозге.

Нарушается целостность белого вещества, которое отвечает за передачу сигналов в нервной системе. Это ухудшает когнитивные способности, особенно связанные с освоением языка и грамотностью.

Другое американское исследование 2019 года показало, что дети, которые от года до полутора лет часто смотрели видео с мобильных, уступали сверстникам, которые больше общались вживую, в моторике, коммуникативных навыках и способностях к решению задач. Для детей школьного возраста гаджеты тоже небезопасны: они могут вызвать проблемы со сном, импульсивное поведение и общее снижение интеллекта

В чем именно проблема с гаджетами? 

Во-первых, смотря в экран, ребенок меньше времени проводит в исследовании реального мира. «Ребенку нужно быть включенным в среду, быть в пространстве, трогать все руками», — отмечает психолог Марина Чижова. Недостаток тактильного контакта может приводить к задержкам в развитии, свидетельствуют исследования психологов и нейробиологов. Во-вторых, злоупотребление электронными устройствами сокращает время на сон, физическую активность, общение с родителями и сверстниками. В-третьих, «зависание» в смартфоне может привести к ухудшению концентрации и внимания, особенно в ситуации «здесь и сейчас». 

Сергей Бобылев / ТАСС

Ввиду этих закономерностей Американская психологическая ассоциация рекомендует детям 3–5 лет проводить с гаджетами не более часа в день. При этом игры и видеоролики в идеале должны подбираться родителями. Детям до 2 лет гаджеты не рекомендуют вовсе, исключение — видеочаты вроде FaceTime или Skype. 

Психологи утверждают, что не ставят цели запугать или пристыдить родителей. Гаджет вполне может быть полезен для развития — при условии, что взрослые осознанно выбирают контент и по возможности участвуют в просмотре. 

Смартфон — уже бебиситтер

Впрочем, в реальном мире соблюдать эти рекомендации бывает сложно. Средний американский ребенок до 8 лет проводит у мобильного экрана почти 2,5 часа в день — об этом говорят данные прошлогоднего исследования компании Common Sense Media, которая изучает медиа и технологии для детей. Эти цифры справедливы и для России, считает Роман Крайненко, гейм-девелопер и руководитель компании TabiLand, которая создает мобильное приложение для дошкольников «Фоня». «Гаджет уже, по сути, стал цифровым бебиситтером. Когда родители хотят занять ребенка, то первым делом они дают ему в руки девайс. Это благо для многих людей, особенно из бедных семей», — говорит Крайненко. 

Прошлогодний локдаун только обострил проблему: у мам и пап, отправленных на удаленку, зачастую не хватало ни времени, ни сил искать альтернативу гаджетам.

Период самоизоляции открыл новые возможности для детских садов, ивент-агентств и сервисов по подбору бебиситтеров: многие стали предлагать услугу «онлайн-аниматор» или «онлайн-ситтер». Но формат подошел не всем: зачастую взрослому все равно приходилось модерировать общение, вместо того, чтобы заниматься своими делами.

Дети выбирают видео 

По данным Common Sense Media, 73% экранного времени дети посвящают просмотру видео. Более половины из них — ролики на YouTube и стриминговых сервисах типа Netflix.

YouTube вряд ли можно назвать образцовым бебиситтером, уверен Роман Крайненко. Проблема в том, что, отдав ребенку планшет, родитель теряет контроль над происходящим. Эксперты по информационной безопасности регулярно находят в детских видео на YouTube неприемлемый контент, который, например, может привести к вспышкам страха, тревоги и другим негативным эмоциям. Злоумышленники, в частности, могут вставлять потенциально опасные фрагменты в известные мультфильмы — в США такое происходило с отдельными сериями «Свинки Пеппы» и «Щенячьего патруля». 

Sophia Kembowski / dpa / Globallookpress

Однако даже вполне безобидный контент нельзя на 100% считать безвредным, говорит Роман Крайненко. Основная проблема — то, что ребенок пассивен, не вовлечен в процесс. «Типичное видео для маленьких детей на YouTube по кругу использует ловушки внимания: вспышки, звуки. Они длинные и при этом малоинформативные. Это подавляет любопытство, желание исследовать что-то вокруг», — отмечает разработчик. 

Умы детей более старшего возраста занимают блогеры. По оценкам Pew Research Center, видео, записанные детьми до 13 лет, набирают в 3 раза больше просмотров, чем в среднем по видеохостингу. 

В 2020 году рейтинг самых богатых звезд YouTube, по версии Forbes, возглавил 9-летний Райан Каджи из Техаса, ставший знаменитым благодаря роликам, где он распаковывает и тестирует игрушки. Всего видео с его канала Ryan’s World за год посмотрели более 12 млрд раз. Другая звезда детского YouTube — 7-летняя Анастасия Радзинская из Краснодара. О жизни девочки рассказывают сразу 10 каналов под брендом Like Nastya с совокупным охватом более 190 млн подписчиков. Типичный контент роликов — песни, посещения парков развлечений и игры с отцом.

Роман Крайненко считает, что ценность такого продукта сомнительна. «Блогеры воспитывают в детях потребительское поведение. В целом контент, на который дети натыкаются на YouTube, как минимум бесполезный, а часто и вредный». 

От пассивного потребления к активному взаимодействию

Просиживая часы в YouTube, ребенок остается в роли пассивного потребителя. Что же можно предложить ему взамен? Попробуем пофантазировать. 

Идеальный цифровой компаньон должен «чувствовать» ребенка, распознавать его настроение и эмоциональный настрой. Если малыш, например, потерял интерес к тому, что происходит на экране, гаджет предложит ему что-то более интересное. Или позовет размяться — попрыгать, побегать. За такое умное устройство родители точно бы проголосовали — в том числе кошельком. 

Robert Michael / dpa / Globallookpress

Готового решения пока нет, хотя элементы идеального бебиситтера по отдельности уже существуют. За последние годы производители игр и видео научились качественно развлекать детей, образовательные приложения — использовать алгоритмы для обучения, умные помощники — понимать ребенка, разговаривать с ним и находить ответы на его вопросы. Но пока никто в полной мере не научился совмещать эти вещи.

Обучение без отрыва от развлечения

Один из примеров более полезной альтернативы YouTube — агрегатор детских игр PlayKids. Другой — образовательная экосистема Kiddopia. Российский аналог последнего проекта — «Сказбука», сборник развивающих игр в формате квеста. 

Обучение через игру — не новая идея. Такой же подход лежит в основе многих детских телепередач, в частности легендарной «Улицы Сезам».

Успех таких шоу не случаен — исследования показывают, что с их помощью дошкольники быстрее осваивают буквы и фонетику. Еще один важный фактор — они сделали ставку на привлекательный для ребенка контент. Образовательные и развлекательные модули не разделяются даже визуально. Налицо посыл — обучение столь же увлекательно, как игры и мультфильмы.

«В первую очередь надо понравиться ребенку, захватить его внимание и только затем начинать доносить до него информацию. Ребенок очень честный. Если ему не нравится, то он просто разворачивается, теряет фокус», — говорит Роман Крайненко. 

Chris Radburn / FA Bobo / PIXSELL / PA Images/TASS

Роботы и умные помощники

Образовательные приложения делают неплохую заявку на достойный цифровой бебиситтер, но есть проблема: они не могут полноценно общаться с ребенком. Эту задачу пытаются решить создатели умных детских роботов. Игрушки вроде Емели или Ферби могут рассказать сказку, сыграть в «города» или «найди лишнее», ответить на вопрос по математике или географии, научить, как чистить зубы или прибираться в комнате. А еще их можно потрогать — это очень важная вещь для маленьких детей, которые во многом осваивают мир именно «на ощупь». 

Есть и минус — роботы не могут предложить столь же увлекательный экшен, как экранные платформы. Бедна и их речь — в арсенале лишь ограниченное количество заранее записанных скриптов. 

Голосовые помощники, например Алиса от «Яндекса» или Маруся от Mail.ru, в этом плане более продвинуты — они умеют общаться с ребенком. Это возможно за счет искусственного интеллекта — математического алгоритма, который позволяет машине имитировать отдельные стороны человеческого мышления. 

Пока они могут не так много — отвечать на вопросы, приводить забавные факты, проводить интерактивные квесты. Или предлагать игры, которые помогают, например, узнавать голоса животных, изучать математику и иностранные языки. А в будущем научатся точнее подстраиваться под конкретного ребенка. «Они будут знать имя и возраст владельца, его интересы и расписание занятий. Помощник сможет напомнить, когда пора чистить зубы, делать зарядку, потренирует таблицу умножения перед контрольной», – рассказывает Полина Волошина, бывший главный редактор голосового помощника «Маруся». 

Антон Новодережкин / ТАСС

По ее словам, дети быстро начинают воспринимать умных помощников как нечто обыденное. При этом нездоровой привязанности к ним опасаться не стоит. «Вы ведь не потащили свою стиральную машинку в ЗАГС только потому, что она сделала вашу жизнь проще и приятней», — говорит Волошина.

Досуг в компании умных устройств не станет эквивалентом человеческого общения и в эмоциональном плане, считает клинический психолог Марина Чижова. «Любой робот — это робот. Как бы мы ни настраивали системы искусственного интеллекта, они не учат ребенка многофакторности взаимодействия. Наша задача — передавать ребенку все богатство общения. Ребенку надо освоить естественный язык. Мы же не хотим, чтобы ребенок вырос шаблонным, нужно, чтобы он умел общаться разновариантно. В этом смысле те технологии, которые есть сейчас, помочь не могут», — говорит Марина Чижова. 

Впрочем, цифровые бебиситтеры и не претендуют на то, чтобы полностью заменить живое общение. Они пытаются дополнить его, когда у родителей нет возможности общаться с ребенком. А в будущем «умные няни» смогут не только занимать малыша нужный промежуток времени, но и помогать родителям лучше его понимать. 

Голосовой помощник не заменит взрослого человека, не подхватит ребенка на руки, если он споткнется, и не остановит, если тот захочет засунуть гвоздь в розетку. Это всего лишь еще один способ развлечь ребенка с пользой. Или воспользоваться поиском в интернете, не прибегая к помощи компьютера или смартфона: вы буквально задаете вопрос «в воздух» и получаете ответ. Лучшая помощь для родителей очень любознательного человека.

Полина Волошина
Главный редактор голосового помощника «Маруся» с 2019 по 2021 год
Jan Haas / picture alliance / Globallookpress

Эмоциональная связь и вовлечение

Эффективный и безопасный бебиситтер должен соединить в себе разные типы взаимодействия: визуальное, аудиальное и тактильное, отмечает Роман Крайненко. Его компания развивает подобное приложение с 2020 года. В основе — персонаж, который создает эмоциональную связь: называет ребенка по имени, вовлекает в интерактив.

«С помощью персонажа мы вовлекаем ребенка в коммуникацию. Это уменьшает время пассивного просмотра видео на 65%. Мы не можем полностью убрать видео, потому что мозг на них отдыхает. Окно внимания у ребенка составляет 5 минут. В эти 5 минут мы можем поучить его буквам, цифрам, рассказать о правилах хорошего поведения или попросить поприседать, попрыгать вместе с персонажем», — говорит Крайненко. По его словам, цель такого приложения — адаптировать экранное время так, чтобы оно проходило наиболее эффективно для каждого ребенка. В этом помогают искусственный интеллект, рекомендательные системы, а в будущем — механизмы, распознающие эмоции ребенка. 

Существующие детские девайсы уже работают на уровне эмоций, но пока коммуникация односторонняя. Так, в игре ребенок учится распознавать чувства героев по выражениям их лиц. Следующий шаг — понимать, что чувствует сам ребенок, и исходя из этого корректировать коммуникацию.

Например, если персонажи мультфильма считают помидоры, а лицо ребенка при этом выражает отвращение, то искусственный интеллект это заметит и предложит другую сценку для обучения арифметике. 

Тот же принцип эмоционального вовлечения может помогать родителям мягко контролировать экранное время ребенка, настраивать продолжительность видео и их тематику. Например, на устройство родителя можно установить приложение — эквивалент пульта управления бебиситтером. С его помощью можно дать команду о завершении сеанса. Заглавный герой скажет, что устал и пора спать. Ребенок отложит девайс в сторону — у родителей больше нет нужды отбирать его у малыша. 

Andrey Arkusha / Russian Look / Globallookpress

Подсказки для родителей от искусственного интеллекта

Психолог Марина Чижова считает, что приложения, затрагивающие эмоциональную сферу, полезны и для детей школьного возраста. «Ребенку необходимо общение на эмоциональные темы. Некоторые вопросы дети не могут обсудить с родителями. Поэтому было бы полезно, если бы искусственный интеллект предлагал обучающие видео, если ребенок поднимает в разговоре темы, связанные с переживаниями и эмоциями». 

Еще одна область для дальнейшей работы — обратная связь для родителей. В будущем устройство, вполне возможно, сможет присылать отчеты о том, какие уроки даются ребенку легко, а какие вызывают затруднения. 

Другое перспективное направление — анализ настроения и самочувствия детей. «Например, умный бебиситтер может сказать: «ваш ребенок сегодня грустен». Не все люди способны распознавать эмоции детей сами. А так родитель сфокусируется — и спросит ребенка о его чувствах. Либо попросит приложение выяснить, отчего ребенок печален. Это было бы идеально — так родители получат подсказки насчет того, как наладить отношения с ребенком», — отмечает Марина Чижова.

Хочется верить, что разработчики учтут потребность детей и родителей в глубоких, осмысленных отношениях — и в конечном счете найдут инструменты, способные сделать общение более насыщенным и разнообразным.

Копировать ссылкуСкопировано