Мир в огне

Колосс Саудовский

Как Эр-Рияд, племя Аль-Хувейтат и лондонские прокуроры боролись за киберпанк-рай на земле

Он превзойдет Голливуд и обгонит Кремниевую долину. Он будет покрыт светящимся песком и освещен искусственной Луной. Это Неом, город мечты саудовского принца бин Салмана — а ему никто и никогда не запрещал мечтать. Даже если эти мечты несбыточны, а на их воплощение уйдут миллиарды долларов, реки крови и парочка обращений в ООН.

Принц

Этот участок бесплодной пустыни на саудовском побережье Красного моря считался настолько бесполезным, что специально нанятая группа консультантов, которую попросили найти здесь какие-нибудь природные ресурсы, сумела перечислить только «солнечный свет» и «неограниченный доступ к соленой воде». Личный вертолет наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана заходил на посадку. Принц задумчиво смотрел на пейзаж — на скалистый берег, на воду залива Акаба, на торчащий из песка хвост когда-то разбившегося здесь самолета — и видел на месте пустыни величественный мегаполис. Футуристический город, государство в государстве: исполинский порт, небоскребы, аэропорты, отели. Почему бы и нет? Наследный принц Саудовской Аравии может позволить себе мечтать — или нанять для этого профессионалов.

«Неом» — неологизм, составленный из греческого νέο («новый») и арабского مستقبل‎ («будущее») — должен, по замыслу принца, превзойти все города мира. Стартапы здесь должны быть совершеннее, чем в Кремниевой долине, курорты — роскошнее, чем на Французской Ривьере, киностудии — лучше голливудских, рестораны — мирового уровня, лаборатории — из научной фантастики: ученым разрешат любые трансгуманистические эксперименты по усовершенствованию человеческого генома. Население — «лучшие умы и величайшие таланты мира», привлеченные самой щедрой зарплатой на планете и уровнем жизни, пока доступным только в научно-фантастических романах: беспилотные летающие такси, роботы-слуги, искусственная Луна и даже отмена сакрального для мусульман запрета на алкоголь. 

Все эти планы подробно изложены в 2300-страничном закрытом отчете, подготовленном по заказу принца консультантами Boston Consulting Group, McKinsey & Co. В 2018-м отчет попал к журналистам Wall Street Journal — и только тогда стал по-настоящему ясен масштаб замысла принца. 

Мухаммад бин Салман — наследный принц КСА, сын короля Салмана ибн Абдул-Азиза Аль Сауда. Считается фактическим правителем королевства, однако номинально власть все еще в руках отца. Летом 2020-го шли слухи, что долгожданный трансфер власти произойдет в конце года, но его так и не случилось. Кронпринц уже не в первый раз попадает в политические скандалы. Уже после назначения на должность министра обороны в 2015-м Мухаммад бин Салман арестовал десятки чиновников и бизнесменов, обвинив их в коррупции, и при этом сам же купил дорогущий замок Людовика XIV во Франции и яхту за $550 миллионов. Со свойственной ему решимостью кронпринц расправлялся со всеми, кто вставал у него на пути, например заказал саудовского журналиста в изгнании Джамаля Хашогги. Того расчленили и чуть ли не растворили в кислоте в консульстве КСА в Стамбуле в 2018-м. Помимо этого, Мухаммада ибн Салмана подозревают в десятках случаев нарушения прав человека: начиная с военной операции в Йемене и заканчивая арестом и издевательствами над саудовскими активистками, борющимися за права женщин. 

Неом превзойдет Голливуд по количеству мыслимых и немыслимых развлечений и обгонит Кремниевую долину по числу гениев технологических стартапов. Он будет родиной первых операций по генной модификации людей и столицей отдыха для богатейших людей мира. Он будет покрыт светящимся песком, вина станут литься рекой, и над всеми повиснет огромная искусственная Луна — гораздо ближе той, какую мы видим на небе каждую ночь. Он должен свидетельствовать о воле своего создателя — воле преодолевать препятствия вопреки всему, что встает на его пути. 

discoverneom / Facebook

Проект настолько амбициозен, что включает даже несуществующие технологии, например летающие такси, светящийся в темноте песок и искусственный дождь из реальных облаков. Вместе с гениями и богачами ходить по улицам станут роботы-динозавры, кормить местных жителей и гостей поручат ресторанам мирового уровня. А еще там можно будет найти даже то, чего нет нигде на территории Саудовской Аравии (по крайней мере, так говорят власти и мусульманский закон) — алкоголь, запрещенный в стране. 

Локация умного туристического города выбрана неслучайно — и уж точно не для того, чтобы доказать возможность создания оазиса в пустыне. Неом должен будет располагаться в городе Табук на северо-западе страны и включать морскую территорию, проходящую у границ Иордании и Египта. Новый технологичный город, который будет больше столицы страны Эр-Рияда почти в 14 раз, может стать изюминкой проекта Мухаммада ибн Салмана по диверсификации экономики и борьбе с сокращением природных ресурсов. Программа Vision 2030, которую он представил в октябре 2017-го, должна ликвидировать нефтезависимость страны, увеличить долю женщин на рынке труда и усилить антикоррупционную борьбу. 

Амбициозные планы аль Сауда — его свидетельство веры в будущее и прогресс, веры в то, что, пока весь мир опасается заглянуть в завтрашний день из-за пандемии и политических кризисов, Саудовская Аравия уверенно смотрит еще дальше. 

Кронпринц обещает построить Неом к 2025 году. Именно тогда другие страны встанут перед печальным фактом: вот она, настоящая держава XXI века. Неом — не просто город размером со страну, но и надежда Эр-Рияда на то, что мир наконец увидит перед собой настоящий пример. Проект должен привлечь инвесторов и новые технологии: государственный инвестиционный фонд КСА достаточно сильно поверил в смесь научной фантастики и модных словечек (название города состоит из арабского и греческого слов), чтобы выделить на него $500 миллиардов. Если проект удастся, эти деньги окупятся сполна: мало того что кронпринц рассчитывает построить свою Кремниевую долину для иностранных компаний, но и предоставить сотни новых рабочих мест.  

Кочевник

Решительности Мухаммада ибн Салмана, кажется, могут покориться и иностранные инвесторы, и саудовские чиновники. Единственные, кого принцу еще не удалось привлечь, — местные жители, которые живут на месте города-мечты, в Табуке, последние пару сотен лет.  

Их реальность мало похожа на будущее, нарисованное аль Саудом. В ней не только песок, соленая вода и солнце — их в любом случае вскоре заменит светящийся песок, стройные ряды яхт и Луна. В их реальности — ветхие стены и груды камней, за которыми можно спрятаться от пуль, второпях собранные вещи и наследие кочевых племен прошлого. В их реальности Неом — это место, где будущее не победило, а столкнулось с прошлым. 

discoverneom / Facebook

13 апреля, спустя почти 3 года после того, как аль Сауд представил будущее королевства, мужчина по имени Абдул Рахим из племени Хувейтат представил ее прошлое. В видео, выложенном на YouTube, мужчина рассказал о выселении его соплеменников с давно обжитой территории. Абдул Рахим и его соседи якобы мешают строительству Неома. 

Уже девять человек из моего племени были арестованы, и, думаю, я буду следующим. Может, меня даже убьют: обложат оружием и заявят, что я террорист.

Из заявления Абдула Рахима

Мухаммад бин Салман понял, что прошлое отказывается подчиниться и принять новую реальность. На улицах Неома, решил он, можно обойтись и без этих людей. Вскоре после публикации своего видео Абдул Рахим был убит. Предсказание мужчины сбылось: местные власти действительно обвинили Аль-Хувейтат в попытке нападения на силы безопасности. Мужчина якобы стрелял в них, кидался коктейлями Молотова и прятался за стены, скрываясь от пуль. 

Обстоятельства смерти Абдул Рахима, как и вынужденное переселение Хувейтат вообще, неясны: чтобы разобраться в произошедшем (и происходящем) требуется не только тщательное расследование и время, но и абсолютно другая власть. С политикой Саудовской Аравии — и Мухаммада ибн Салмана в частности — объективные расследования пока не вяжутся.

История племени Хувейтат начинается не позже, чем в XVI веке. Его история — не только в устах Абдул Рахима, но и в заметках знаменитого Лоуренса Аравийского, описавшего арабское восстание 1916–1918-х годов. В результате него, кстати, и возникла в том числе Саудовская Аравия. Получается, что Хувейтат наблюдали становление королевства, стоя у его истоков: бывшие кочевники осели как раз на северо-западе страны якобы еще до ее основания в 1932-м. 

Однако эта история — о героях прошлого, о восстаниях, бесконечной пустыне и о племенах, которые ну никак не вписываются в картину будущего. С решительностью, сопровождающей разработку проекта Неом, аль Сауд взялся бороться с нетехнологичным и непривлекательным прошлым — настолько застарелым, что с него сыпется песок (и он даже не светится в темноте). 

 Эр-Рияд попытался принудительно переселить часть племени с территории, хотя, как утверждают его представители, до этого обещался вписать местных жителей в проект Неома — устроить их куда-нибудь на работу или просто откупиться деньгами. 

Скорее всего, племя освободило бы территорию без лишних проблем, однако бин Салман не озаботился вопросом «откупа»‎ и, вероятно, совсем забыл про Хувейтат. С января по апрель десятки людей выходили на митинги с требованием остановить переселение. Примерно тогда же стало известно, что муниципальные власти Табука якобы начали отдавать приказы о конфискации имущества еще в начале января 2020-го: вместо временного жилья или денежной компенсации представители племени получали только расплывчатые обещания. 

discoverneom / Facebook

Согласно другим данным, сразу после объявления о проекте Неом Эр-Рияд поставил перед Хувейтат ультиматум: они могут принять компенсацию в размере $3 тысячи и покинуть жилища или столкнуться с насильственным выселением. Вскоре после этого саудовские силовики стали избивать членов племени, похищать их и угрожать. Судебный процесс, который рассмотрел бы возражения жителей против застройки, инициировать не удалось. Теперь из-за строительства Неома 20 тысяч человек могут лишиться своих домов.

Официальный Эр-Рияд уже отличился и конфликтами с коренным населением своих территорий: в 2017-м в мире разразился скандал из-за осады шиитского поселка Аль-Авамия на востоке страны. Власти занялись «зачисткой» боевиков — протестующих, которые якобы сами нападали на местные силы безопасности. Как утверждают местные жители, демонстрации начинались мирно: люди выступили против модернизации Аль-Авамии, вслед за которой должно было последовать насильственное выселение 30-тысячного населения. По словам жителей поселка, силовики первыми начали угрожать жестокой расправой и даже избивали некоторых людей. В результате осады от Аль-Авамии остались одни руины. История восточного поселка с 400-летней историей напоминает историю Табука и его жителей — и там, и там будущее столкнулось с прошлым; и пускай Эр-Рияд фактически обязан своим существованием местным племенам, он предпочел объявить войну территории, препятствующей планам властей. В обоих местах в «провокациях» обвиняли местных.

Автор видеообращения, Абдул Рахим, вскоре после публикации действительно был убит. Предсказание мужчины сбылось: власти обвинили Аль-Хувейтат в попытке нападения на силы безопасности. Мужчина якобы стрелял в них, кидался коктейлями Молотова и прятался за стены, скрываясь от пуль – в общем, пытался защитить прошлое, которое уже никому не нужно. Реакция местных властей ясна: какой еще выбор был у правоохранителей, кроме как уничтожить террориста?

Обстоятельства смерти Абдул Рахима, как и вынужденное переселение Хувейтат вообще, неясны: чтобы разобраться в произошедшем (и происходящем), требуется не только тщательное расследование и время, но и абсолютно другая власть. С политикой Саудовской Аравии — и Мухаммада ибн Салмана в частности — объективные расследования пока не вяжутся.

На фоне всего перечисленного не таким уж странным кажется решение Алии Абутайи, представительницы саудовского племени, обратиться прямиком в ООН. Девушка призвала организацию провести расследование и постараться восстановить справедливость.

discoverneom / Facebook

Реальность девушки — ни в будущем аль Сауда, ни в прошлом Хувейтат, а, в общем, где-то посередине. В реальности Алии искусственный интеллект может вести новости не хуже людей, по улицам ездят огромные двухэтажные автобусы, а земляки из саудовского королевства идут по разным траекториям: кто-то ведет многомиллионный бизнес, кто-то обвиняется в многочисленных убийствах, а кто-то — и то, и другое. Алия — жительница Лондона, где будущее еще перекликается с прошлым, а обвинения короля в беззаконии, кажется, еще могут привести к судебному разбирательству и восстановлению справедливости. 

У властей Саудовской Аравии нет права на то, чтобы переселять людей с их родины ради проектов, которые этим людям — или региону — ничего хорошего не дадут.

Из заявления Алии Абутайи

По словам Алии, за это Эр-Рияд уже угрожал ей расправой, а Лондон — наоборот, всячески поощряет и обещает помочь. Так, британский прокурор Родни Диксон вторит словам девушки, выступая от лица племени Хувейтат. Он считает, что действия КСА можно приравнять к нарушению прав человека, а систематические нападения на местных жителей и попытки выселить их с обжитой территории как минимум заслуживают международного расследования. Впрочем, пока что это не возымело действия на ООН: официального заявления от нее пока не последовало. Организация даже не просила правозащитников подготовить доклад.

Будущее

В ближайшее время Саудовская Аравия не откажется от своих планов по строительству Неома независимо от реакции международного сообщества. Да и ответить международному сообществу нечем: на расследовании в отношении убийства Хашогги оно настаивало довольно вяло, на осаду Аль-Авамии не реагировало и вовсе. О племени Хувейтат не вспоминают последние несколько месяцев — в последних твитах на эту тему власти КСА упрекают в «жесткой политике в отношении ЛГБТ-людей». 

При этом весьма сомнительно, что Неом будет построен, считает старший преподаватель школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Чупрыгин. Во-первых, отмечает он, у Саудовской Аравии нет $500 миллиардов. Город, который должен помочь КСА побороть зависимость от нефти, как раз вскрыл эту проблему. 

Экспорт Саудовской Аравии на 64,7% состоит из сырой нефти и на 8,3% — из продуктов нефтепереработки. 

Статьи экспорта, включающие в себя пищевую продукцию или технику, не превышают 0,5% — в то время как ввоз автомобилей является самой крупной статьей импорта (7,6%). КСА не производит практически ничего, кроме нефти — переходить на модернизацию и диверсификацию экономики в такой ситуации кажется как минимум трудно достижимым.

При этом найти инвесторов после скандала с Хувейтат — задача еще более трудная. Один из последних громких примеров: неудавшееся сотрудничество Неома и киберспортивных состязаний European League of Legends Championship Series. Последние отказались от партнерства с КСА на следующий день после объявления о его начале. Помимо этого, сейчас инвесторы начинают смотреть в сторону более многообещающих проектов. Например, делают ставку на «зеленый водород», отмечает Чупрыгин. В этом, кстати, гораздо больше преуспели в Объединенных Арабских Эмиратах, и в этом смысле такие проекты выглядят значительнее мечтаний саудовцев об искусственной луне или роботах-динозаврах. 

Во-вторых, считает Чупрыгин, Эр-Рияд будто бы и сам не очень понимает, что нужно делать для воплощения мечты в жизнь: из всего доклада Vision 2030 наиболее развернутая относится к строительству города. Все остальное — общие фразы. Да и тот проект Неома составляли даже не саудовские, а западные партнеры. Высокопоставленные саудовские источники, опрошенные The Wall Street Journal, рассказали об излишней зависимости КСА от иностранных консультантов: в стране просто почти нет специалистов с высшим образованием.

У Саудовской Аравии и вовсе фактически нет опыта в планировании, проектировании и управлении такими огромными проектами, и в этом плане рассчитывать власти могут только на иностранцев — например, представителей компании McKinsey, которая еще в 2017-м расширила местный штат.

И, наконец, даже если Неом построят, вряд ли туда поедут туристы. Чупрыгин полагает, что мечты бин Салмана о городе, где люди смогут заниматься творчеством, потому что роботы будут делать все остальное, кажется несколько наивной. Иностранцы вряд ли захотят приехать в город, построенный человеком с такой репутацией: 20 тысяч выселенных людей, (как минимум) один убитый в посольстве журналист и парочка перестановок во власти в придачу. 

discoverneom / Facebook

Чупрыгин также подчеркнул, что очередной неудачный проект может даже поставить под угрозу безопасность бин Салмана. Саудовским властям все равно, о чем говорят члены какого-то племени — хоть на YouTube, хоть в Лондоне. Для них гораздо важнее то, что происходит на арене придворной борьбы. Мухаммад бин Салман не святой, и даже его решимость, вызванная развитым с самого детства чувством безнаказанности, не спасет его от череды ошибок. В этой связи вопрос о том, почему обещанный к концу 2020-го трансфер власти не состоялся — вряд ли дело в COVID-19.

Миллиардер, плейбой и кронпринц Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман аль Сауд — наверное, один из самых известных молодых политиков Ближнего Востока, заслуживший себе репутацию безжалостного диктатора и решительного реформатора одновременно. Однако его реформаторство — зачастую не более чем пустые разговоры. Воплотится ли проект Неома? Вряд ли, но ведь наследный принц Саудовской Аравии может позволить себе мечтать. Станет ли проблема города последней каплей терпения саудовской верхушки? Возможно, и тогда бин Салману придется отвечать за свои мечты — и хорошо если только троном, а не жизнью. 

Но вот решимость принца не миф. Ей действительно может покориться и технологически совершенное будущее, и богатое историей прошлое. Вопреки очевидно провальному проекту Аль Сауд будет верен своей воле — воле преодолевать препятствия вопреки всему, что встает на его пути, столкнув прошлое с будущим. Проблема одна — пока что ему не может покориться реальность. 

Копировать ссылкуСкопировано