Мир в огне

Черная весна

Как движение BLM объединило угнетенных всех стран

2020 год ознаменовался ростом популярности сетевого движения Black Lives Matter (BLM, «Черные жизни важны»). Оно смогло вывести тысячи людей на улицы, завоевать симпатии множества европейцев и американцев и актуализировать вопросы расовой дискриминации.

Уходящий год запомнится многими событиями — прежде всего всемирной эпидемией смертельного вируса. Но параллельно с тем, как COVID-19 захватывал все новые страны, по миру шагало и другое глобальное явление. Именно 2020-й останется в истории как год всемирной славы движения Black Lives Matter (BLM, «Черные жизни важны»).

Сторонники движения за права чернокожих пожертвовали различным связанным с BLM инициативам суммарно более $10,6 млрд, а марксистам, создавшим это движение, удалось вывести на улицы неравнодушных людей, которые раньше выражали свое мнение лишь в социальных сетях. Протесты, разгоревшиеся после гибели чернокожего Джорджа Флойда, не только стали, возможно, крупнейшими в истории Соединенных Штатов, но и перекинулись на десятки других стран. Идеи протестующих нашли поддержку во всех частях света и заново подняли вопросы расовой справедливости и колониальном прошлом.

Тропическое угнетение

В первую очередь протест американцев услышали южные соседи. Чернокожее население Латинской Америки составляет чуть менее 40 млн человек. Наибольшая доля приходится на Бразилию. Этнорасовые проблемы — заметная часть бразильской политики. 20 ноября в стране проводится «День черного самосознания», приуроченный к казни Зумби — предводителя королевства беглых рабов, жившего в XVII веке.

До этого памятный день был приурочен к отмене рабства 13 мая, но от этой даты отказались — память о собственной борьбе за свободу сочли более привлекательной, чем о свободе, дарованной государством. День «афробразильскости» становится популярнее в последние годы и получил статус официального памятного дня уже в пяти бразильских штатах. Мероприятия, связанные с наследием выходцев из Африки, обычно проводят в течение недели до и после памятной даты.

По данным переписи 2010 года, в Бразилии проживает порядка 14,5 млн чернокожих, а всего негритянские корни имеет 91 млн человек, или 50,7 % населения Бразилии.

В этом году «афробразильская» неделя прошла совсем иначе, чем обычно, — и не только из-за пришедшей из США популярности BLM. 19 ноября в городе Порту-Алегри охранники французской сети магазинов Carrefour до смерти избили мулата Жоао Альберту Силвейра Фрейтаса, угрожавшего женщине. История моментально разлетелась по бразильским СМИ и вызвала общественный резонанс. 

Как и в ряде североамериканских случаев, внимание многих привлекло не сомнительное криминальное прошлое погибшего, а заснятые на камеру жестокие действия охранников. Один из них к тому же оказался работником полиции, а полицейские в Бразилии имеют дурную славу безнаказанных убийц чернокожих. В канун памятной даты такое событие вызвало массовый гнев. На месте убийства начались демонстрации черных активистов, быстро переросшие в массовые столкновения с полицией. Злополучный магазин разгромили, разворовав часть товаров. Порту-Алегри, известный как один из самых «белых» городов менее чем с 9% черного населения, стал национальным очагом протестов — они перекинулись на Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Белу-Оризонти и т.д. 

Помимо общих лозунгов о справедливости, демонстранты призывали бойкотировать Carrefour и громили филиалы этой сети.

Афробразильскую повестку берут на вооружение и легальные политические силы. Партия Трудящихся и другие левые движения продвигают темы расового равенства еще с 1990-х годов. В ответ на громкое убийство мулата левые политики решили бороться с памятниками: они предложили демонтировать около 180 монументов в честь личностей, «связанных с расовой дискриминацией», перенести их в музеи и снабдить подписями об их причастности к притеснению расовых меньшинств. Под раздачу попали национальный герой Бразилии Тирадентис, Христофор Колумб и многие другие. Также парламентарии часто сетуют на слабое представительство чернокожих и мулатов в Национальном Конгрессе, хотя их доля там выросла на 5% и составила четверть от числа всех депутатов по итогам прошедших в 2018 году выборов.

Lincon Zarbietti / dpa / Globallookpress

Бразилия с ее огромным населением и большим процентом чернокожих — скорее исключение из общей ситуации в Латинской Америке: как правило, проблемы расовой дискриминации в ее странах не считаются важным политическим вопросом. Обращаются к ним разве что в Колумбии — там чернокожие особенно часто становятся жертвами войны с наркокартелями. Как и в других местах региона, там перекос среди убитых в сторону чернокожего населения не объясняют чем-то кроме борьбы с криминалом. Так раньше было и в США — а сейчас американский пример вполне может заставить латиноамериканцев иначе взглянуть на положение разных этносов в обществе.

Черный Британский

В Соединенном Королевстве живет совсем не так много выходцев из Африки, как в Бразилии, — приезжие и родившиеся на территории Великобритании чернокожие составляют около 1,9 млн, или всего около 3% населения. Однако в вопросах расовой справедливости британцы порой перегоняют заокеанских партнеров, включая США. Героев Толстого с темной кожей можно было увидеть в британских театрах задолго до того, как на «Оскаре» ввели расовые квоты, а число политиков, представляющих эту группу населения, за последние годы выросло в разы — даже в рядах консервативной партии. 

Thabo Jaiyesimi / Keystone Press Agency / Globallookpress

Оттого неудивительно, что расовые протесты в британских городах стали нормой почти тогда же, когда в США. Активисты, как и их американские коллеги, устраивали демонстрации в память о жертвах полицейского насилия, а в 2016 году даже заблокировали аэропорт Лондона и ряд ключевых дорог. Акция была приурочена к годовщине гибели Марка Даггана — предполагаемого члена банды, застреленного полицией. 

После того как кадры с американских протестов из-за Джорджа Флойда появились в мировых СМИ, британские борцы за права меньшинств немедленно присоединились. Лозунги совпадали, и сценарии выступлений были похожи — на лондонской Трафальгарской площади тысячи людей встали на одно колено в память о погибшем американце и других мужчинах и женщинах, объявленных жертвами расовой несправедливости. 

Вскоре протестующие перешли к столкновениям с полицией — с обеих сторон пострадали десятки людей — и вандализму.

В Бристоле они сбросили с постамента и утопили в реке статую Эдварда Колстона — политика, торговца и филантропа, который в течение 2 лет возглавлял Королевскую африканскую компанию, у которой в английских владениях была монополия на торговлю чернокожими рабами. 

В Лондоне они исписали оскорбительными граффити статую премьер-министра Уинстона Черчилля и попытались сжечь национальный флаг на мемориале жертвам войны. Это вызвало резкое негодование нынешнего главы правительства Бориса Джонсона. 

Абсурдно и постыдно, что этому монументу угрожает атака со стороны демонстрантов. Да, Черчилль порой высказывал мнения, которые были бы неприемлемы в наше время, но он был героем, и он заслуживает этого памятника.

Борис Джонсон, премьер-министр Великобритании

Отголоски движения проникли и в спорт: в 2020 году английские футболисты стали перед матчем преклонять колено в знак расовой солидарности. Случаи, когда фанаты выражают недовольство этим жестом, называют возмутительными проявлениями расизма.

Корни правы

Вместе с Великобританией новая политическая волна коснулась и ее бывших колоний — стран Содружества. Движение, идентичное Black Lives Matter и повторяющее его лозунги, уже несколько лет активно работает в Австралии. Выходцев из Африки там немного, и потому активистов заботят в первую очередь проблемы коренных народов. 

Аборигены составляют около 3% австралийского населения. С чернокожим населением США и Британии их роднит не только то, что они заметно обгоняют белых по рождаемости, но и отношение, которое они видят от государства. Борцы за их права уверены: полиция настроена чрезмерно жестоко к аборигенам и виновата в сотнях несправедливых смертей. 

Joshua Prieto / Keystone Press Agency / Globallookpress

Ключевым для местного движения стало дело Джулиеки Ду, представительницы коренной народности. Ее задержали из-за неуплаты штрафов и не оказали необходимой медицинской помощи, списав жалобы на ее наркотическую зависимость. В результате женщина скончалась из-за воспаления, вызванного переломом ребра, и стала иконой для местных борцов против расизма. В 2020 году, на волне протестов из-за Джорджа Флойда, Ду вспоминали вместе с другими погибшими аборигенами и приводили соответствующую криминальную статистику. Как полагают активисты, это свидетельствует именно о системном угнетении коренных народов. 

 С 1991 года не менее 434 представителей коренных народов Австралии скончались в заключении. За решеткой они оказываются в десятки раз чаще, чем остальные этнические группы: более 2,2 тыс. арестантов на 100 тыс. человек против 146 арестантов на 100 тыс. прочих жителей Австралии.

На схожих позициях стоят активисты BLM в соседней Новой Зеландии: в своих выступлениях они делают особый акцент на том, что в тюрьмах страны чрезмерно широко представлены маори и туземцы с островов Океании. На американских протестах чернокожие участники зачастую не только скандируют кричалки, но еще и танцуют — на новозеландских же часто можно увидеть исполнение хака, воинственного ритуального танца маори с хлопками по телу, гримасами и ритмичными речевками. 

Канадские представители движения тоже уделяют внимание правам аборигенного населения: о расовой несправедливости в адрес местных индейских племен, а также инуитов и эскимосов говорят наравне с вопросом расизма против чернокожих. Через риторику наследия коренных народов канадцы встраивают свой протест в актуальную тему глобального изменения климата: утверждается, что американские аборигены куда бережнее относились к природным ресурсам. BLM в Канаде также упоминали в связи с сексуальными меньшинствами: в 2016 году активисты, вписавшись в очередной парад ЛГБТ, устроили забастовку, требуя запретить участие в нем для представителей полиции. 

Новые проблемы Старого Света

Единодушны по поводу жестокости полицейских к чернокожим и сторонники BLM в Европе. Этим летом Европарламент принял официальную резолюцию в поддержку движения и с осуждением предрассудков, а протесты против расизма прошли в десятках стран ЕС. 

Особенно отметились Германия — более чем со 100 тыс. участников демонстраций — и Дания, где чернокожие организаторы устроили обратную дискриминацию, запрещая белым демонстрантам идти в первых рядах колонны. В Бельгии протестующие вспомнили о колониальном прошлом — в частности, о жестокости, которой король Леопольд II на рубеже XIX и XX веков подверг Конго, тогда еще бельгийскую колонию. 

По меньшей мере четыре памятника скандальному монарху в итоге убрали с постаментов — в том числе самую старую его статую, установленную еще в 1873 году. 

Отдельно от остальных европейских держав стоит упомянуть Францию: там резонанс вокруг гибели Джорджа Флойда вдохнул новую жизнь в протест против полицейских из-за другого подобного случая. Речь идет о гибели чернокожего француза по имени Адама Траоре в 2016 году: его, ранее дважды осужденного, задержали после попытки сбежать от полиции. В участке он скончался — причины оказались до конца не ясны, но трижды проведенная экспертиза не выявила ничего подозрительного. 

Martin Müller / iimago-images.de / Globallookpress

Родственникам Траоре это не помешало обвинить власти — в родном городе погибшего начались демонстрации и погромы. Его сестра основала общественное движение «Справедливость для Адама», однако видимых результатов ее борьба не принесла. Широчайшую популярность движение получило лишь в 2020 году — повторив за родственниками Джорджа Флойда, семья Траоре заказала собственную экспертизу причин смерти несчастного, и та выявила, что он умер от удушья. Показания эксперта не имели юридической силы — зато оказали огромный символический эффект. 

На протесты в память о Флойде и Траоре вышли десятки тысяч человек — в Париже их, по самым скромным оценкам, было более 20 тыс., то есть больше, чем на многих демонстрациях «желтых жилетов». Как и во многих других случаях, выступления привели к вандализму, стычкам с полицией и новым жестоким задержаниям — а значит, и к новым поводам говорить о полицейской жестокости и расовой несправедливости. 

 Хотя во Франции официально запрещено собирать этническую статистику, в том числе и по преступлениям, теперь слова о предубеждениях в адрес темнокожих меньшинств там звучат все чаще. 

Черный передел

Оглушительная реакция на гибель Джорджа Флойда вывела расовую риторику на новый уровень — в прогрессивных кругах Соединенных Штатов больше не принято сомневаться в лозунгах Black Lives Matter. Все большая доля американцев уверена: расовая дискриминация повсеместна и существенно влияет на общество, и потому BLM заслуживает поддержки. 

Cesar Luis de Luca / dpa / Globallookpress

В глобализованном мире, где США занимают роль культурного гегемона, это значит, что такой взгляд на этнические проблемы придется рассмотреть — а то и принять — и другим игрокам. И одновременно с тем, как новые ячейки децентрализованного сетевого сообщества будут множиться в разных странах, мир, несомненно, ждут новые громкие дела о несправедливо убитых, новые расовые бунты и новые потрясения. Хотя темнокожие меньшинства — лишь часть новой общности угнетенных, в XXI веке сменившей рабочий класс в марксистской диалектике, они успешно кооперируются с другими представителями и продолжают борьбу за перераспределение ресурсов. 

Копировать ссылкуСкопировано