12499
Президент РФ Владимир Путин подписал закон, дающий авиакомпаниям право продавать билеты на самолет по невозвратным тарифам, что должно способствовать снижению стоимости авиаперелета, сообщает агентство Прайм со ссылкой на пресс-службу Кремля
13125
Президент РФ Владимир Путин подписал закон об упрощенной выдаче российского гражданства соотечественникам, которые свободно владеют русским языком и живут либо проживали на территории СССР или Российской империи в границах современной РФ, сообщает РИА Новости
7509
Комиссия Госдумы по этике по поручению спикера Сергея Нарышкина, предположительно, на следующей неделе рассмотрит инцидент с участием лидера ЛДПР Владимира Жириновского, который оскорбил журналистку МИА «Россия Сегодня», сообщает РИА Новости.
2477
Парламент Крыма утвердил назначение экс-главы самообороны вице-премьером республики
4679
Роспотребнадзор не ожидает проблем с прохождением летнего оздоровительного сезона в Крыму, сообщает РИА Новости со ссылкой на главу ведомства Анну Попову
4045
Крымские отряды самообороны уберут все заборы, незаконно преграждающие проход к пляжам, сообщило правительство региона в своем микроблоге в Twitter.
2713
Высшая школа экономики продолжает цикл лекций в музеях Москвы. 24 апреля в Центре современной культуры «Гараж» состоится лекция «Истинная роль брендов в обществе постмодерна».
2025
Министр природных ресурсов: Природные пожары в этом году застали Россию врасплох
6904
Сотрудники столичной Госавтоинспекции ограничат движение в центре Москвы в понедельник из-за репетиции военного парада, который пройдет на Красной площади 9 мая, сообщает РИА Новости
5871
Власти Москвы могут отказаться от строительства одной станции на «зеленой» ветке метро
4422
Военную технику для участия в Параде Победы этой ночью перебросят на Ходынское поле
5034
Федеральное агентство по туризму (Ростуризм) выражает озабоченность вмешательством политики в туристическую отрасль на примере отказа чешского отеля принять российских туристов в знак протеста против присоединения Крыма к РФ, сообщила РИА Новости руководитель пресс-службы ведомства Ирина Щеголькова.
3438
МВД Украины утверждает, что телевышки в Донецке никто не захватывал, и каналы транслируются в обычном режиме, сообщает РИА Новости со ссылкой на сайт ведомства.
2676
В украинском Славянске неизвестные обесточили телецентр, транслирующий российские каналы
2256
Компромисс по ситуации на Украине должен быть найден внутри нее, а не между третьими игроками, например между РФ и США, заявил президент РФ Владимир Путин во время прямой линии с россиянами
2179
ЦБ РФ с 17 апреля отозвал лицензию у дагестанского банка «Каспий»
2440
Торговый дом «Шатер» рассматривает возможность строительства сафари-парка в Подмосковье
1976
Лоукост-авиакомпания «Добролет», созданная «Аэрофлотом», будет базироваться в Шереметьево
1991
«Ростелеком» построил линию связи с Крымом по дну Керченского пролива
3098
Павел Дуров: Мы не будем удалять ни антикоррупционное сообщество Навального, ни сотни других сообществ
2725
Google не раскрывает данные о первом дне продаж «умных» очков в США
2155
Чиновники бронируют адреса в новых доменах .москва и .moscow
1890
Компания Google отделила Крым от Украины на своих картах
2902
Суд отклонил иск мордовской колонии к Толоконниковой из-за ее письма об условиях труда
2848
Мировой суд в Москве рассмотрит дело Алексея Навального о клевете
1995
Глава Мосгорсуда Ольга Егорова подала документы в квалификационную коллегию на повторное занятие этой должности; таким образом, Егорова не претендует на занятие вакантного места председателя объединенного Верховного суда РФ
2028
Прокуроры заинтересовались художником, приковавшим гениталии к Красной площади
2254
Здания в центре Москвы украсят репродукциями знаменитых картин
2140
Фильм о русской Жанне Д'Арк покажут на открытии киномарафона в Крыму
2019
Харуки Мураками впервые за девять лет выпустил сборник новелл
2145
В Мексике скончался писатель Габриэль Гарсиа Маркес, его тело будет кремировано
3656
Менеджер Шумахера сообщила, что его состояние немного улучшилось
2693
Олимпийские кольца из Сочи подарят Греции
2503
Новый логотип чемпионата России по футболу будут выбирать болельщики
2166
Официальную песню чемпионата мира-2014 по футболу представили на YouTube
00:05 03/11/2011 Мария Салтыкова 0 20

Фундаментальные «заморозки»

Бюджеты научно-исследовательских фондов в ближайшие три года существенно не изменятся

Александр Уткин/РИА

Акцент госфинансирования научно-исследовательских работ в новом трехлетнем федеральном бюджете смещается на ведущие университеты страны. Перераспределение ассигнований заметно, если сравнить, например, растущие расходы Федеральной целевой программы развития образования (ФЦПРО) до 2015 года и сокращающиеся объемы финансирования грантовых программ Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ).

Согласно проекту федерального бюджета, который сейчас находится на рассмотрении в Госдуме, в ближайшие три года финансирование двух основных научных фондов — РФФИ и РГНФ — планируется заморозить на уровне 2010–2011 годов. Это означает фактическое снижение ассигнований на фундаментальные исследования, и не только за счет инфляции. В 2010 году расходы государства на эти два фонда составили 6,6 и 1,1 млрд руб., в 2011-м — 6 и 1 млрд. В 2009-м, бюджет которого верстался еще до активной фазы финансового кризиса, на РФФИ и РГНФ было заложено 7,2 и 1 млрд руб. соответственно.

Примечательно, что и цифру в 6 млрд руководители обоих фондов склонны считать относительной удачей. Изначально расходы на фундаментальную науку в 2012 году планировалось урезать гораздо серьезнее: до 4,3 млрд руб. для РФФИ и 730 млн для РГНФ. Но затем в Белом доме пересмотрели такие планы, возможно, в том числе и потому, что в защиту фондов выступило несколько тысяч российских ученых, в том числе и с мировым именем. Они написали обращение главе государства.

Большинство научных работников страны считает, что финансирование фондов должно не замораживаться, а расти. Примечательно, что именно с такими требованиями в октябре вышли на Пушкинскую площадь представители профсоюза Российской академии наук, советов молодых ученых РАН и Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (МГУ). Вопрос о размере зарплат самих исследователей в этой акции протеста был отнесен на второй план. Нормально работать ученому в России, по мнению протестующих, можно лишь при выполнении двух требований: повысить финансирование РФФИ хотя бы до 10 млрд руб. в год, а РГНФ — до 1,5 млрд руб. Кроме того, ученые требуют безотлагательно, до конца 2011 года, внести изменения в закон о госзакупках в части, касающейся научных исследований.

«Мы их на улицу не выводили. И выводить не будем», — заявил руководитель РГНФ Владимир Фридлянов, отвечая на вопрос «МН» об отношении фонда к подобным формам протеста ученых. Но недовольство коллег глава фонда понимает — по его словам, «в такой конфигурации получается большой конкурс». «Некоторые гранты фонда рассчитаны на трехлетний срок, в 2012 году будет большое число переходящих проектов, на новые средств останется меньше», — пояснил Фридлянов. В этом году на каждый грант было пять претендентов, в следующем, по его подсчетам, будет 11. Идеалом руководитель РГФН считает конкурс из 3–4 претендентов, а оптимальным объемом годового финансирования фонда 1,5 млрд руб. В то же время Владимир Фридлянов соглашается с чиновниками правительства — «бюджет не резиновый».

Помимо РФФИ и РГНФ сегодня существуют и другие институты финансовой поддержки науки: федеральные целевые программы, президентские гранты, мегагранты. Однако, как пояснил «МН» один из организаторов октябрьской акции протеста, научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева РАН (ФИАН) Евгений Онищенко, конкурсный механизм, в частности ФЦП, обладает существенным недостатком. «55% от общей оценки заявки составляет цена, и только 45%, как этого требует закон о госзакупках, — научная квалификация соискателей и качество работы. Из-за этого сплошь и рядом выигрывают заявители, которые не обладают достаточной квалификацией, делают ставку на удешевление своего предложения», — сетует Онищенко.

С федеральными целевыми программами много сложностей, подтвердил «МН» и один из авторов прошлогоднего письма президенту в защиту фондов, старший научный сотрудник НИИ физико-химической биологии им. А.Н. Белозерского МГУ Сергей Дмитриев. Для многомиллионных программ основная проблема, по его словам, «коррупция, затрагивающая самые высокие эшелоны». Откаты порой составляют 50% самого гранта, утверждает Дмитриев. Для программ с более мелкими грантами сложности заключаются в том, что конкурсы организуются по системе госзакупок с ее ориентацией на ценовые показатели, и в чрезмерной забюрократизированности. «В заявке 150 листов, из них непосредственно научная часть — не более 20, все остальное — копии, доверенности, уставы. Огромная пачка документов с подписями, которая еще должна быть прошита по правилам: если не веревками, а скрепками — тут же возвращают, и вот так, по формальным критериям, происходит отбраковка около половины заявок», — рассказал Сергей Дмитриев.

На необходимость делать большой объем никому не нужной работы жалуется и проректор Независимого Московского университета (НМУ), декан факультета математики Высшей школы экономики Сергей Ландо. По его словам, для написания отчетов после получения таких грантов приходится даже переводить статьи, опубликованные в англоязычных журналах, на русский язык. «Оно бы и неплохо, если бы результат кто-нибудь прочитал с профессиональными целями. Но он остается лежать мертвым грузом в сброшюрованных томах отчета. В итоге заметная часть выделенных по гранту средств расходуется не собственно на исследования, а на оформление бесполезных бумаг», — утверждает эксперт.

По словам Ландо, в математике единственный возможный и нужный формат отчета — это научная статья. А многостраничные отчеты не защитят от тех, кто стремится получить доступ к госфинансированию неправедными путями. При нормальной экспертизе всех сомнительных исследователей можно будет отсечь в дальнейшем.

К другим схемам финансирования фундаментальных исследований декан математического факультета ВШЭ, похоже, относится с определенной настороженностью. «Сама по себе идея ФЦП вроде «Научные и педагогические кадры инновационной России» неплоха, — отмечает Сергей Ландо. — Эта программа стимулирует создание научно-образовательных центров в университетах, причем тематика центров задана самым общим образом, и в ее рамках могут развиваться многие уже действующие учебно-исследовательские группы. На практике значительная часть таких центров создается в нестоличных университетах, что должно стимулировать их развитие». И тем не менее об эффективности (или, точнее, о результативности) федеральных целевых программ, по его словам, говорить пока рано — слишком мало времени прошло с начала их реализации. Эксперт также считает, что «при расходовании госсредств через ФЦП накладные расходы чересчур велики, а до непосредственных исполнителей — ученых, преподавателей, аспирантов и студентов — доходит лишь малая часть направляемых на это денег». В Российском фонде фундаментальных исследований, по мнению Ландо, «структура расходов выглядит гораздо более сбалансированной».

Однако с последним утверждением едва ли согласны чиновники как в Минобрнауки, где ратуют за финансирование исследовательских программ университетов, так и в Минфине, закладывающем расходы на фундаментальную науку в бюджет. Впрочем, подробно комментировать цифры в Министерстве финансов не стали. В пресс-службе ведомства «МН» лишь напомнили, что «решение по объемам финансирования РФФИ в размере 6 млрд руб. принималось правительственной комиссией». В ведомстве также обратили внимание на то, что в научных фондах «органами финансового контроля и Генеральной прокуратурой были выявлены нарушения в части расходования бюджетных средств». Защитники фондов не отрицают — аудиторы Счетной палаты в июле действительно насчитали более 6 тыс. «необоснованных загранкомандировок» в РФФИ. Но, как пояснил «МН» Евгений Онищенко из ФИАН, на самом деле речь идет о так называемых тревел-грантах — они выдаются молодым ученым для поездок на международные конференции при условии поддержки со стороны организаторов этих научных мероприятий.

Как считает сотрудник Института теоретической физики имени Ландау, доктор физико-математических наук Михаил Фейгельман, решение оставить финансирование РФФИ на уровне последних двух лет можно объяснить только «непоследовательностью властей». «Действуя в своей логике, они должны были бы вообще уничтожить РФФИ, а они его только медленно придушивают. РФФИ был создан правительством Егора Гайдара, и суть его — в создании условий для самостоятельной работы ученых, качество которой оценивается учеными же. Ясно, что эта концепция идеологически и практически неприемлема для «вертикали власти суверенной демократии», — заявил «МН» Фейгельман. По его мнению, «тот факт, что РФФИ — наиболее эффективный (на рубль затрат) способ финансирования науки — не имеет отношения к принятию решений государственных органов, поскольку существование науки и ученых в России им неинтересно в принципе».

Сергей Ландо предпочитает применительно к фондам использовать слово «результативность», а не «эффективность». «Результативность математического отделения РФФИ за все годы работы фонда, включая последние, мне представляется весьма высокой, хотя ее и трудно подсчитать строго, — ведь грантовые деньги почти никогда не являются единственным источником финансирования. Я не помню точных цифр, но, кажется, чуть ли не половина статей, опубликованных в хороших журналах математиками, работающими в России, поддержана грантами РФФИ. И я не припомню ни одного заметного результата российских математиков за последние 15 лет, полученного без поддержки такого гранта», — заявил «МН» Ландо.

Нельзя сказать, что работа РФФИ вовсе не нуждается в улучшении. Как считает Михаил Фейгельман, в первую очередь для этого надо увеличить финансирование фонда в два раза и «провести научный аудит работы фонда за последние годы с привлечением как экспертов действующих ученых, а также специалистов из аналогичных фондов США, Германии, Нидерландов, Израиля для сравнения и выяснения удач и неудач». Сергей Ландо напомнил, что «при базовой зарплате научного сотрудника РАН около 5 тыс. руб. в месяц в 2006 году поддержка гранта РФФИ в размере 60–70 тыс. руб. в год (а многие получали по 2–3 гранта) была весьма существенным подспорьем». «Сейчас базовые зарплаты заметно выросли — в 4–5 раз, а размеры грантов РФФИ существенных изменений не претерпели. РФФИ вполне мог бы играть свою роль в поддержке науки хотя бы на том же уровне, что в 90-е годы, но для этого его финансирование необходимо увеличивать в разы», — считает эксперт.

Главное достоинство РФФИ в том, что это «единственная системная поддержка науки», уверен Сергей Дмитриев из НИИ физико-химической биологии МГУ. По его мнению, президентские гранты и гранты Минобрнауки носят немассовый характер, от поддержки федеральных и национальных исследовательских университетов выигрывает организация, а не непосредственные исполнители. Размер среднего гранта РФФИ, по подсчетам Дмитриева, составляет около 360 тыс. руб. — для закупки необходимого оборудования этого обычно не хватает, но пока еще в России есть «фанаты, готовые работать по ночам». Если вместо этого они вынуждены будут «бегать за бумажками», собирая подписи для заявки на федеральные программы, велика вероятность, что в итоге лучшие из них найдут возможность проводить исследования за рубежом.

«Условия конкурсов ужесточатся»

Дмитрий Бак
проректор по научной работе Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ)


Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ) и Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) — это очень мощное средство для финансирования науки. Выделение денег осуществляется на конкурсной основе, при этом финансируются не организации, а конкретные ученые или исследовательские коллективы.

Я занимаюсь развитием научных исследований в гуманитарном университете, поэтому в большей степени знаком с деятельностью РГНФ. В последние годы ученые РГГУ регулярно выигрывали гранты на реализацию исследовательских проектов, при поддержке фонда организовывали полевые экспедиции, ездили на конференции, готовили к публикации монографии. Решение оставить финансирование научных фондов на прежнем уровне фактически означает уменьшение их бюджета — значительное количество средств съест инфляция.

Следует учесть также, что многие исследовательские проекты, поддержанные грантами, рассчитаны не на один год, а на два или три. Так что на проведение новых конкурсов остается гораздо меньше средств, нежели та сумма, которая заложена в бюджет, — значительная часть денег уйдет на финансирование продолжающихся проектов. Значит, условия конкурсов ужесточатся, рассчитывать на победу сможет, например, не каждая шестая заявка, а каждая десятая, поэтому недовольство ученых легко объяснимо.

Впрочем, есть и иные возможности финансирования науки — например, частные фонды или зарубежные. Тот же РГНФ по многим направлениям работает совместно с Немецким исследовательским сообществом (DFG). Но главное отличие состоит в том, что эти финансовые потоки автономны от государственной политики в области финансирования науки.

Если научные исследования по-прежнему являются приоритетом на государственном уровне — значит, государство должно адекватно отвечать на новейшие вызовы времени. Кроме фондов есть, конечно, еще государственные федеральные целевые программы (ФЦП), предполагающие финансирование науки, — не могу не назвать, например, федеральную целевую программу развития образования или программу «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России». Однако в ФЦП иная структура реализации, целевые программы, как правило, рассчитаны на получение системных, масштабных эффектов в той или иной отрасли, в них более сложная отчетность, иная система договорных отношений, в которые вступают заказчик и исполнитель.

Если мы хотим, чтобы научные исследования в России развивались динамично, необходимо уделять особое внимание укреплению государственных научных фондов, способных оперативно и адресно поддержать самые многообразные научные проекты.

«Даже Нобелевский комитет ошибается»

Анатолий Петровский
проректор по науке Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ»


Сегодня у Российского фонда фундаментальных исследований не те деньги, чтобы требовать от него эффективности. До кризиса средний размер одного гранта был 600 тыс. руб., сейчас — 400–500 тыс. Вычтите из этой суммы 3–4% на страховые взносы, еще подоходный налог, разделите на 12 месяцев и посмотрите, что останется. По сути, это смешной грант — он должен составлять хотя бы 1 млн руб. и с учетом инфляции увеличиваться каждый год на 10%. Но в России все происходит наоборот.

Конечно, вопрос финансирования одного фонда нельзя отрывать от единой цепочки — надо рассматривать научную систему в целом, смотреть результативность всех фундаментальных, поисковых и инновационных проектов. Есть, допустим, еще фонд поддержки малого предпринимательства в научно-технической сфере — так называемый «фонд Бортника».

И тем не менее РФФИ — это одна из возможностей поддержать научные исследования, причем на начальном этапе, на котором, кроме государства, денег никто не даст. Это нормальная ситуация для всего мира — никакой бизнес не будет финансировать проект, когда еще непонятно, чем он завершится. Это риск, который должно брать на себя государство, и это его обязанность, если оно заинтересовано в том, чтобы у страны был нормальный научный потенциал. Бессмысленно говорить о технологическом или инновационном потенциале, если у вас нет научного, который создается за счет работы таких фондов, как этот.

На уровне поисковых исследований очень тяжело «попасть в точку». Есть известная за рубежом пропорция: сотня научных идей рождает десять прикладных исследований и в результате на рынке появляется всего одно наукоемкое изделие. Так что чем больше вы сумеете профинансировать исследований и посмотреть, насколько они не тупиковые, — тем больше шансов выйти на те «золотые» инновационные результаты, которые приведут к успеху на рынке. Так что РФФИ — это как «посевной» фонд.

Стопроцентных результатов здесь никогда не получить. Впоследствии это можно объяснить по-разному: плохая экспертиза, недостаточная материальная база, не тому ученому дали грант. Но даже Нобелевский комитет ошибается. Избежать субъективности в присуждении грантов можно только одним способом — каждый проект должен оценивать не один эксперт, а несколько, как минимум 3–4 эксперта.

Если финансирование РФФИ останется на том же уровне, то есть фактически уменьшится, — повысится вероятность, что до кого-то помощь не дойдет. Ну а если финансирование все же будет увеличено, понадобится больше экспертов для проведения оценки заявок, ведь одно дело ошибиться на уровне 400 тыс., и другое — миллиона.