Рубрика: Спорт

«Фигурное катание не увлечение, а моя работа. И я ее должна делать хорошо»

Аделина Сотникова о жизни, спорте, семье, друзьях и соперницах
23 апреля 13:45Ольга ЕрмолинаОльга Ермолина
Наши надежды на медали в Сочи в женском фигурном катании связаны в том числе с Аделиной Сотниковой — спортсменкой, которую называли вундеркиндом фигурного катания.
 

Мужчина средних лет, увешанный фотоаппаратами и сумками, увидев выходящую из лифта Аделину Сотникову, решительно направился к спортсменке. В холле токийской гостиницы «Кейо Плаза» собралось много людей, в основном фигуристы — участники командного Кубка мира, которые разъезжались после соревнований по домам. Японец был искренне рад, что не пропустил любимицу, и быстро извлек из сумки большого игрушечного медведя с выразительными глазами. На мишке синее платье, точно такое, в каком Сотникова катает произвольную программу. «Надо же и фасон мой, и стразики, и даже перышко медведю приделали», — удивлялась фигуристка, рассматривая подарок.

Но скоро и медведь превращается в слушателя — до аэропорта Нарита предстояло ехать сорок минут. Сорок минут разговора с серебряным призером чемпионата Европы-2013.

О будущей профессии

— Прилетаю в Москву, и 20 апреля первый экзамен — ЕГЭ. Всего надо сдать три — русский, математику и биологию. Экзамены выпускные, потому что решила пройти год за два, сдать за 10-й и 11-й класс. Следующий сезон олимпийский, и мне надо полностью сосредоточиться на подготовке к Играм.

А потом я хочу поступать в РГУФК. А куда еще? В будущем планирую получить второе образование. Но тренером стать очень хочу. Как только начала заниматься в группе Елены Германовны Буяновой (Водорезовой), сразу решила, что тренерская работа — мое. Главное — терпение. Иногда десять раз пробуешь прыжок и почему-то допускаешь одну и ту же ошибку. Тренер терпит, терпит, а потом выходит из себя. А как не кричать? Нервы не железные. Но я не капризная. Сколько надо повторить прыжок, столько и прыгну.

О мотивации

— У меня есть сестра. У нее серьезные проблемы со здоровьем. В какой-то мере это один из факторов, который удерживает меня в спорте в переломные моменты. Я очень хочу помочь сестре и должна зарабатывать деньги.

Маше уже сделали три операции. На это нужны были немалые средства. Очень помогла Татьяна Анатольевна Тарасова. Очень. Нашла спонсора, точнее, компанию, которая оплатила расходы…

Нам повезло с родителями. Дружная семья, хотя собираемся все вместе только в выходные. У меня очень доверительные и близкие отношения с мамой. И я понимаю, как ей и папе нелегко.

Об увлечении и работе

— Очень часто подходят люди и с умными лицами спрашивают: «Знаешь ли ты этого фигуриста, а того?»
Я честно отвечаю: «Не знаю». Выражение, которое появляется после этого на их лицах, словами не описать. Но я и правда не знаю даже половины нашей сборной. Во-первых, когда? Дом — каток — школа — каток — дом. Мое обычное расписание. Все бегом, на автопилоте.

Если переезды и соревнования, то аэропорт — гостиница — каток — гостиница — аэропорт. «Как, ты была там-то и не видела главной достопримечательности?» — изумляются журналисты. Я скромно опускаю глаза. Людям не объяснить, что я отношусь к фигурному катанию как к своей работе. Я никогда не увлекалась этим видом спорта, не мечтала стать фигуристкой. Мне нравилось другое — танцевать, рисовать, смотреть с открытым ртом балет… Фигурное катание не увлечение, это моя работа, которую я хочу и должна делать хорошо. И в этом главное отличие.

О художественной гимнастике

— В детстве у меня был выбор между фигурным катанием и художественной гимнастикой. Я уже год отзанималась на катке, но была не очень растянута, потому меня и отдали в гимнастическую секцию. Помню, как разучивали упражнения с обручем, танцевали…

Первые соревнования. Девочки выступают, а я готовлюсь, разминаюсь. Вдруг слышу: «Соревнования окончены». Я к тренеру: «Как? Про меня забыли!» Выпустили меня на помост. Через 15 минут объявили, что я выиграла. Вышла последней, стала первой.

После этого загорелась гимнастикой. Тренер звонила маме, уговаривала продолжать, говорила, что девочка перспективная. Но мама меня переубедила: «Тебе же надо будет в шесть вставать». Хотя потом на каток я еще раньше вставала.

Я легла в раздевалке и вдруг почувствовала, как все тело сводит судорогами. Лицо бледное, синяки под глазами… Мама забеспокоилась, говорит: «Все, доченька, хватит с нас фигурного катания»

О первом просмотре в ЦСКА

— В фигурное катание меня отдали в четыре года. Начинала в школе «Пингвины» у Анны Евгеньевны Патрикеевой. Именно она и разглядела во мне спортивные задатки. Очень не хотела отпускать нас в ЦСКА. А мне было жаль с друзьями расставаться. Но решили с мамой, что надо попробовать.

На тот момент я только начала учить дупли — прыжки в два оборота — да пару раз крутила тройные. Но на вопрос Елены Германовны: «Умеешь делать двойной аксель?» — уверенно заявила: «Да». Поехала и от испуга в первый раз прыгнула. С недокрутом, но сделала. Потом еще три раза.

То же повторилось с тройным сальховом. Затем с тройным ритбергером. Корявенький, но получился. После просмотра больше всего удивлялась сама себе. Не знала, что в стрессовой ситуации сумею справиться.

О том, как хотела уйти из спорта

— Елена Германовна не сразу начала работать со мной. Около года я тренировалась в ЦСКА в группе Инны Германовны Гончаренко. Первая тренировка начиналась в восемь. Чтобы не опоздать, не попасть в пробку, мы выезжали с запасом за полтора часа. Но все равно я успевала впритык, разминку пропускала. За это меня ругали и однажды даже выгнали с тренировки. Мы с мамой «психанули» и ушли. Но тогда я всерьез не думала фигурное катание бросать. Мысли об этом появились позже.

Это случилось под Новый год. Праздничные елки, где мы выступали. После намечалась тренировка. Я легла в раздевалке и вдруг почувствовала, как все тело сводит судорогами. Лицо бледное, синяки под глазами… Мама забеспокоилась, говорит: «Все, доченька, хватит с нас фигурного катания».

Собрали мы вещи и домой. Но директор школы ЦСКА нас переубедила. И, знаете, потом я никогда не жалела, что вернулась на лед. Пару дней отдохнула, пришла на каток и поняла, что без этого жить не могу.

О друзьях

— Все мои друзья в основном спортсмены. Наверное, потому, что нам проще друг друга понять. Если кому-то из сверстников не из мира спорта я расскажу о своих проблемах, то он на смех поднимет. Подумает: «Сумасшедшая. Зачем все эти лишения терпеть?»

Я ведь и вправду не знаю жизни обычных ребят, потому и не берусь рассуждать, от чего мне пришлось отказаться ради спорта. Для счастья мне надо немного. Выспаться в выходной, с подругой в кино сходить, пирожное съесть в кафе, и вот оно — счастье. В каком-то смысле это здорово. Меня легко удивить.
В школе у меня есть очень близкая подруга — гимнастка Настя Шумкова. Она моя жилетка, в которую можно поплакаться. Как и я для нее. Но стараюсь не жаловаться. Зачем? Сама выбрала этот путь. Устала? Ну и что. Терпи. Зато дальше будет легче.

А в сборной я дружу с Катей Бобровой. Она очень боевая, прямолинейная и позитивная. Буквально заражает всех своей энергией. Рядом с ней невозможно не быть веселой.

О том, как непросто быть в центре внимания

— Мне было сложно пережить момент, когда все стали обо мне говорить: «Наша новая надежда». А потом вдруг переключились на другие имена — Липницкая, Медведева, еще, еще… Все как-то сразу забыли, что это мы с Лизой Туктамышевой вывели женское катание в России на новый уровень, стали исполнять сложные элементы, прыгать тройные лутцы, флиппы, каскады три—три. Я считаю, что с нас все началось, что, глядя на наши программы, многие подумали: «Что же? Надо своих детей учить прыгать сложные прыжки». Ну да ладно, будем доказывать дальше.

О соперницах

— Я никогда не смотрю на соперниц как на врагов. Если в нашей сборной мы не будем поддерживать друг друга, то сами себе навредим. Приходить, высокомерно окидывая взглядом остальных: «Кто вы такие и что там делаете?» — не по мне. В такой ситуации проиграют все. Мы только хуже сделаем себе и России.
По натуре я доверчивый человек. И раньше верила всему, что обо мне писали и говорили. Встретишь кого-то, скажет что-то в лицо, и начинаешь думать, переживать, накручивать. Только сейчас начала понимать, а стоит ли все это близко к сердцу принимать. Вдруг это было сказано, чтобы выбить из колеи. В последнее время стараюсь все комментарии слушать вполуха. Взрослею. Стараюсь меняться.

Эта статья опубликована более чем 72 часа назад, а значит, она недоступна для комментирования.
Более новые материалы вы можете найти на главной странице