Независимый критик

Алексей Кудрин призвал развивать экономику, а не военную мощь
Московская международная финансовая неделя "Мосинтерфин-2011"

Алексей Кудрин должен был открыть форум как министр, а открыл как независимый эксперт

Новая волна мирового экономического кризиса вновь окажется неожиданной и уникальной для нас, предупредил бывший министр финансов Алексей Кудрин. При этом с точки зрения правильной экономической политики правительство сейчас скорее источник «слабостей». Свои оценки Кудрин делал как независимый эксперт, подчеркнув, что такая роль ему нравится и возвращаться на госслужбу он пока не намерен.
 

Новая волна мирового экономического кризиса вновь окажется неожиданной и уникальной для нас, предупредил бывший министр финансов Алексей Кудрин. При этом с точки зрения правильной экономической политики правительство сейчас скорее источник «слабостей». Свои оценки Кудрин делал как независимый эксперт, подчеркнув, что такая роль ему нравится и возвращаться на госслужбу он пока не намерен.

Открывшийся вчера форум Московской международной финансовой недели («Мосинтерфин») был организован при поддержке Минфина. Однако ни один представитель министерства в открытии форума не участвовал. Вступительное слово произнес бывший министр финансов Алексей Кудрин, представленный как глава оргкомитета финансовой недели. «Мне приятно быть во всех негосударственных статусах. Могу позволить себе быть независимым и иногда выступать критично», — предупредил Кудрин.

Он напомнил, что первая волна кризиса тоже была достаточно неожиданной и оказалась гораздо глубже, чем представлялось поначалу. Сейчас «все идет к следующему этапу ранее начатого кризиса, который тоже может оказаться уникальным». Абсолютно новая для мира угроза — глобальный кризис суверенных долгов, обратил внимание Кудрин. То есть угроза банкротства нависает не над банками и компаниями, а над целыми государствами. Такой кризис лишает инвесторов самого надежного типа финансовых активов — под угрозой сама возможность долгосрочных инвестиций.

Мировая финансовая систем была спасена за счет вливания в нее центральными банками гигантских потоков ликвидности, то есть сделано это было на средства налогоплательщиков, признал президент ЕБРР Томас Миров. Теперь банкам придется расплатиться за это своей свободой. «Регулироваться должны все действия банков. Меры контроля нужно упорядочить в зависимости от размера банка. Даже у системообразующих не должно быть гарантий от банкротства», — заявил Миров. Но регулирование всегда подразумевает компромисс между безопасностью и ограничением свободы принятия решений. Снижение риска может негативно сказаться на их эффективности.

Председатель совета директоров ИК «Еврофинансы» Яков Миркин уверен, что одним оздоровлением госфинансов не обойтись: развитым странам придется проводить политику снижения потребления домохозяйств. Америка привыкла жить в долг, согласился бывший глава Минфина, но вынужденный отказ от этой модели чреват для нее политическими рисками. Это очень опасно. Даже экспертам рейтинговых агентств приходится становиться политологами и социологами, признал глава представительства Standard & Poor`s в России Алексей Новиков. Европа тоже нуждается в глубокой реструктуризации долгов Греции и других проблемных стран. Возможно замедление роста в Китае. Крупнейшие экономики уже не смогут играть роль локомотивов для развивающихся стран. Резко снижаются возможности властей для фискального, в том числе монетарного стимулирования роста по сравнению с ситуацией 2008 года, предупредил Кудрин.

Развивающимся рынкам пока не предложена новая модель роста, без ориентации на экспорт в развитые страны, считает главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин. «Надо найти возможности для развития независимо от развитых стран, расширяя внутреннее потребление и завоевывая лидерство в той или иной сфере», — предположил экономист. «Стимулировать привлечение внутренних инвестиционных ресурсов» посоветовал и Томас Миров.

Есть обстоятельства, признал Кудрин, которые облегчают российским властям прохождение второй волны кризиса. Нет такого перегрева в таких отраслях, как торговля, финансы, недвижимость. Нет перекредитованности экономики: в последние два года прирост объемов кредитования составлял всего 12–13% в год. Нет прежней зависимости от внешних кредитов. Нет опасности роста ставок по кредитам. Появился новый инструментарий для борьбы с кризисом, в частности новый механизм гарантий на межбанковском рынке.

«Но есть и ряд слабостей, и они скорее всего исходят из правительства», — заявил Кудрин. В предкризисные годы оно занималось накоплением не только резервов, но и обязательств, покаялся бывший министр. И сейчас главную слабость он видит в стремительном наращивании расходов, преимущественно военных. Это не позволяет вкладывать в развитие других отраслей экономики и реализовать планы возвращения к политике бездефицитного бюджета и ограничения нефтегазового трансферта. Без этого трудно ожидать возвращения к политике пополнения резервов. Вероятность такого поворота Кудрин оценил как 50 на 50. Один из способов решения — рассрочить расходы по оборонной программе на 15 лет, а не на 10, как сейчас.

«Мы должны пройти свою часть бюджетной консолидации в рамках мировых усилий», — объяснил необходимость сокращения дефицита бюджета Кудрин. И на этом пути нельзя ни наращивать фискальную нагрузку (наши фондовые рынки и без того упали вдвое сильнее развитых, и бегство капитала может продолжиться), ни допустить инфляционной накачки, так как это отбросит всю экономику на много лет назад.

И только один человек в зале точно знал, что надо делать. Более того, он это уже сделал. «Решить долговые проблемы можно легко. Не хватает лишь воли. И желание выиграть выборы в следующем году сильнее», — заявил председатель национального банка Казахстана Григорий Марченко.

Он посоветовал Европе определиться с тем, «кого спасать, а кем пожертвовать». «Для рынков гораздо опаснее неопределенность», — убежден банкир. В качестве примера он привел решение внешних долговых проблем крупнейших казахстанских банков — «наших Португалий и Греций» — в 2007–2009 годах. Их просто освободили от $10 млрд долгов, что составляло 10% ВВП Казахстана. «Кредиторы добровольно согласились на списание 60–70% долгов, посчитав за счастье получить хотя бы 30 центов с вложенного доллара», — заверил Марченко. «Да, придется выслушивать много неприятного от кредиторов в свой адрес», — предупредил своих последователей глава ЦБ Казахстана, но заверил, что оно того стоит: платежи по внешним долгам казахстанских банков снизились в три раза, что позволило сохранить стабильность финансовой системы, национальной валюты и экономики страны.

Эта статья опубликована более чем 72 часа назад, а значит, она недоступна для комментирования.
Более новые материалы вы можете найти на главной странице