7790
Президент РФ Владимир Путин подписал закон, дающий авиакомпаниям право продавать билеты на самолет по невозвратным тарифам, что должно способствовать снижению стоимости авиаперелета, сообщает агентство Прайм со ссылкой на пресс-службу Кремля
8207
Президент РФ Владимир Путин подписал закон об упрощенной выдаче российского гражданства соотечественникам, которые свободно владеют русским языком и живут либо проживали на территории СССР или Российской империи в границах современной РФ, сообщает РИА Новости
4874
Комиссия Госдумы по этике по поручению спикера Сергея Нарышкина, предположительно, на следующей неделе рассмотрит инцидент с участием лидера ЛДПР Владимира Жириновского, который оскорбил журналистку МИА «Россия Сегодня», сообщает РИА Новости.
2005
Парламент Крыма утвердил назначение экс-главы самообороны вице-премьером республики
3236
Роспотребнадзор не ожидает проблем с прохождением летнего оздоровительного сезона в Крыму, сообщает РИА Новости со ссылкой на главу ведомства Анну Попову
2929
Крымские отряды самообороны уберут все заборы, незаконно преграждающие проход к пляжам, сообщило правительство региона в своем микроблоге в Twitter.
2227
Высшая школа экономики продолжает цикл лекций в музеях Москвы. 24 апреля в Центре современной культуры «Гараж» состоится лекция «Истинная роль брендов в обществе постмодерна».
1710
Министр природных ресурсов: Природные пожары в этом году застали Россию врасплох
4578
Сотрудники столичной Госавтоинспекции ограничат движение в центре Москвы в понедельник из-за репетиции военного парада, который пройдет на Красной площади 9 мая, сообщает РИА Новости
4078
Власти Москвы могут отказаться от строительства одной станции на «зеленой» ветке метро
3120
Военную технику для участия в Параде Победы этой ночью перебросят на Ходынское поле
3558
Федеральное агентство по туризму (Ростуризм) выражает озабоченность вмешательством политики в туристическую отрасль на примере отказа чешского отеля принять российских туристов в знак протеста против присоединения Крыма к РФ, сообщила РИА Новости руководитель пресс-службы ведомства Ирина Щеголькова.
2591
МВД Украины утверждает, что телевышки в Донецке никто не захватывал, и каналы транслируются в обычном режиме, сообщает РИА Новости со ссылкой на сайт ведомства.
2170
В украинском Славянске неизвестные обесточили телецентр, транслирующий российские каналы
1942
Компромисс по ситуации на Украине должен быть найден внутри нее, а не между третьими игроками, например между РФ и США, заявил президент РФ Владимир Путин во время прямой линии с россиянами
1909
ЦБ РФ с 17 апреля отозвал лицензию у дагестанского банка «Каспий»
1891
Торговый дом «Шатер» рассматривает возможность строительства сафари-парка в Подмосковье
1696
Лоукост-авиакомпания «Добролет», созданная «Аэрофлотом», будет базироваться в Шереметьево
1693
«Ростелеком» построил линию связи с Крымом по дну Керченского пролива
2249
Павел Дуров: Мы не будем удалять ни антикоррупционное сообщество Навального, ни сотни других сообществ
2016
Google не раскрывает данные о первом дне продаж «умных» очков в США
1725
Чиновники бронируют адреса в новых доменах .москва и .moscow
1569
Компания Google отделила Крым от Украины на своих картах
2213
Суд отклонил иск мордовской колонии к Толоконниковой из-за ее письма об условиях труда
2113
Мировой суд в Москве рассмотрит дело Алексея Навального о клевете
1727
Глава Мосгорсуда Ольга Егорова подала документы в квалификационную коллегию на повторное занятие этой должности; таким образом, Егорова не претендует на занятие вакантного места председателя объединенного Верховного суда РФ
1739
Прокуроры заинтересовались художником, приковавшим гениталии к Красной площади
1834
Здания в центре Москвы украсят репродукциями знаменитых картин
1800
Фильм о русской Жанне Д'Арк покажут на открытии киномарафона в Крыму
1716
Харуки Мураками впервые за девять лет выпустил сборник новелл
1775
В Мексике скончался писатель Габриэль Гарсиа Маркес, его тело будет кремировано
2700
Менеджер Шумахера сообщила, что его состояние немного улучшилось
2092
Олимпийские кольца из Сочи подарят Греции
2046
Новый логотип чемпионата России по футболу будут выбирать болельщики
1834
Официальную песню чемпионата мира-2014 по футболу представили на YouTube
00:05 29/06/2012 Анна Шейнина 0 11

«Лев Толстой в отличие от Pussy Riot арестован не был»

Все материалы сюжета РПЦ vs Pussy Riot

Автор обращения православных к патриарху Александр Кравецкий о том, зачем пишутся коллективные письма

— Давайте начнем с начала. Почему письмо к патриарху появилось именно сейчас?

 

— Здесь для меня сошлись совсем разные события. Весной вышла моя книга, посвященная миссионерским дискуссиям в начале XX века, — «Церковная миссия в эпоху перемен». Книга в значительной степени о коммуникационных ошибках — о том, как общество и церковь друг друга не понимают. Там много сюжетов, от отлучения Льва Толстого до взаимоотношений церкви с политическими партиями и борьбы с алкоголизмом. Писал я ее с 2000 года с перерывами, и вдруг неожиданно в тот самый момент, когда книга уже выходит, история начинает повторяться. Это, если угодно, внутренний мотив моих действий.

Писал же я это письмо потому, что мне неприятно, когда от моего имени кого-то сажают в тюрьму. При том, что к участницам группы Pussy Riot я никакой симпатии не испытываю.

— Вы рассчитывали на какое-то число подписей? Говорили себе, что если будет меньше ста или пятисот, это позор?

— Не говорил, и с какого-то момента это письмо зажило своей жизнью. Говорилось о нем долго, делать этого страшно не хотелось. Была надежда, что сделает кто-то другой. А дальше, когда разослали текст первым потенциальным подписантам, к моему удивлению за одну ночь откликнулось больше ста человек. У меня не было уверенности, что это вообще будет кому-то созвучно. Ведь это письмо не строится по схеме «мы и они», «кто не с нами, тот против нас». Но мне хотелось заставить людей прочитать этот текст. Понимаю, что мотивы у подписавших могли быть разные. Единомышленники они в главном: важно, чтобы церковь каким-то образом высказалась о происходящем.

— Вы, инициатор этой затеи, всерьез думали, что патриарх ответит?

— Здесь большое мое упущение в том, что письмо появилось накануне суда (очередное судебное рассмотрение дела Pussy Riot состоялось 20 июня. — «МН»). Сложилось ложное ощущение, что письмо является призывом срочно как-то вмешаться в процесс. Это стоило делать недели на две раньше, чтобы никому не пришло в голову, что вот патриарх ознакомится с письмом в интернете и бросится отвечать. Все сошлось исключительно по моему недомыслию, отсюда много недоразумений. Да и само письмо не является открытым в том смысле, в каком это понимается. Ответа на следующий день, во всяком случае, оно точно не ждет. Я всегда полагал, что открытое письмо — это обнародование готового и подписанного текста, что-то вроде Великопостного послания Солженицына патриарху Пимену.

— То есть вы на ответ патриарха, по существу, и не рассчитывали? Письмо писалось, чтобы вам самому не было стыдно?

— Да, это прежде всего. И чтобы на упрек «почему вы, православные, так поступаете» я мог честно ответить: «а вот и нет». Естественно, ни о каком давлении на суд мы не думали, это смешно. И в какой форме патриарх ответит — вопрос тоже открытый.

— Однако официальную позицию по делу Pussy Riot церковь уже неоднократно заявляла, и слов о помиловании и печаловании там, кажется, нет. У меня сложилось впечатление, что смысл письма иной: оно говорит о том, что внутри церкви есть и другая позиция и далеко не все православные ждут для девушек приговора по уголовной статье. И в этом смысле письмо обращено скорее к светскому обществу.

— Не буду спорить, но это все-таки второй адресат. И этот адресат текстом письма явно недоволен. Нас упрекают в том, что поступок девушек назван кощунством, а лично меня — в том, что в каком-то интервью я сказал, что на свободе не подал бы им руки. Пишут, мол, нельзя так говорить о людях, находящихся в заключении. Что тут поделать? Я действительно считаю, что в нормальном обществе неподаванием руки эта история и должна была бы закончиться. Это исключительно моя позиция. И многие упреки противников нашего письма я принимаю. Вот нам говорят почти то же, что вы сейчас: вы делаете комплимент себе, ведь замечательно выступить таким прекрасным и благородным. Есть злая церковь, а мы, добрые, гуманные, зовем к милосердию. Доля правды в этих словах есть. И спорить с ними я не буду.

— Вы разделяете мнение, что государство проводит процесс Pussy Riot «по заказу церкви»?

— Не думаю, что это так, но я искренне не понимаю, что происходит. Этих девушек можно было бы выставить на всеобщее осмеяние. В самый первый момент, несмотря на всю эйфорию ранней Болотной, это дело все-таки можно было решить иначе. Сейчас у меня ощущение, что запутались все, и как поступить правильно, уже никто не понимает. А представьте, что их завтра выпустят. Вы понимаете, сколько будет желающих расправиться с ними на улице?

— Да, таков аргумент следствия: держать за решеткой, чтобы защитить от гнева православных.

— В гнев православных я не верю, но в энергию идиотов поверить могу.

— Однако наличие идиотов не повод держать людей в тюрьме. В конце концов взрослые люди способны сами позаботиться о своей безопасности.

— Согласен, логика «им угрожает гнев толпы» не оправдывает жестокость, которой они подвергаются. Это скорее история о нашей всеобщей безответственности. И наши коллективные письма находятся в том же ряду безответственных поступков. Мы завели ситуацию в ту стадию, когда любое решение кажется небесспорным.

— Каким вы видите выход из этой ситуации? Одно коллективное письмо накладывается на другое, жестокость множит жестокость. Что дальше?

— Оптимистический прогноз, по-моему, такой: девушки получают условный срок и оправляются в эмиграцию. Не представляю себе их дальнейшую жизнь здесь. Разве что в качестве лидеров какого-то крайне радикального движения.

— А чудо перерождения, разве оно не может случиться?

— На чудо можно уповать, но его нельзя прогнозировать. Увы.

— У вас нет ощущения, что тупик, в котором мы оказались, это в том числе и тупик языковой, кризис сложившихся форматов и жанров? Как, в какой форме может произойти общение патриархии с паствой в случае, о котором мы говорим? Я имею в виду диалогическое общение, обмен мнениями, а не наставление одних и послушание других.

— В этом направлении как раз кое-что делается. Ведь это именно то, с чем шел на патриарший престол нынешний патриарх, — создание институтов, с помощью которых миряне могли бы участвовать в обсуждении церковных проблем. Мне кажется очень важным здесь появление сайта межсоборного присутствия. Это именно шаг к созданию площадки, где будущие церковные законы могут обсуждать все желающие.

— Конечно, это важно, но я не только обсуждение церковной жизни имею в виду. В нашей новейшей истории происходят случаи действительно страшные. Мы узнаем, что в Казани полицейские насилуют человека во время допроса, — но церковь не считает нужным публично осудить этот садизм. Ведь это случай куда более вопиющий, чем история с Pussy Riot. Удивительно, что никому из первых лиц церкви не хочется сказать, как стыдно жить в стране, где с твоим соседом может произойти такое. И то, что форм для подобного высказывания на актуальные темы не так много, свидетельствует, что потребность говорить не очень велика.

— Несомненно, вы правы, но я пока не представляю, как мог бы выглядеть механизм такого общения. И это тоже говорит о ситуации клинча, в которой мы оказались.

— Видимо, и коллективное письмо как жанр на наших глазах умирает? Ведь в течение одной недели обнародовано было как минимум три громких коллективных письма: ваше обращение к патриарху, «жалоба» молодых кинематографистов и послание деятелей культуры в защиту Puss Riot. Сам жанр коллективного выступления не кажется вам исчерпанным?

— Конечно, лучше бы коллективному письму умереть вместе с советской властью, которая его и породила. Но вот я стал думать: а как выступить с обращением? Идеальной, по-моему, здесь была бы конференция, реальная или виртуальная, с участием сторонников разных позиций. Но утопичность этой идеи мне совершенно понятна.

Думаю, на диалог не идем мы все и за тупик, в котором мы оказались, отвечаем тоже все. Мы не способны слышать кого-то, чья позиция отличается от нашей. Это относится ко всем — и к либералам, и к государственникам, и к православным, и к агностикам. По степени агрессивности и неготовности услышать другого все стороны друг друга стоят.

Что касается нашего письма, то мне было очень важно, кто его подпишет. Смотрите: люди указывали свои профессии, и оказалось, что среди подписавших певчие, иконописцы, сотрудники различных благотворительных организаций, церковные журналисты — люди, в той или иной форме работающие для церкви. И важно, что их-то как раз много: когда таковых больше ста или двухсот человек, я уже не думаю, сколько голосов мы соберем всего. Подписи, которые мы собрали за неполные десять дней, — это уже статистически значимо.

— Как бы подобная ситуация решалась, скажем, сто пятьдесят лет назад, когда коллективных писем не было и в помине? Ведь невозможно себе представить коллективное письмо дворянства и купечества в Синод.

— Писем тогда не было, но были банкетные кампании, правда, это чуть ближе к нам, чем сто пятьдесят лет назад. Начало земского движения было, кстати, именно таким: в виде адресов и тостов тогда транслировались некоторые общественно значимые идеи.

— Расскажите, пожалуйста, о вашей книге, посвященной Cобору 1917–1918 годов. У тогдашней России и сегодняшней, кажется, все-таки совсем разные проблемы.

— Это книга о том, как общественное мнение и церковь не слышат друг друга. Классический пример — отлучение Льва Толстого. Ведь на самом деле указ Синода абсолютно корректен. Синод впервые за десятилетия ответил на призыв общественного мнения высказаться о событиях современности. Действительно сам Толстой прямо и публично декларировал свое неправославие. Синод констатировал то, что было. Толстого не анафематствовали в храмах, и в отличие от Pussy Riot арестован он не был. В случае с Толстым церковь просто назвала вещи своими именами, но общество, призывая ее высказываться, хотело, чтобы она, например, осудила смертные казни или аресты инакомыслящих.

— При этом церковь отсекла от себя чуть ли не первого христианина того времени, разве не так?

— Отношусь к Толстому с огромным пиететом, но он человек неправославный — и что? Такое бывает. Понятно, что это было первое подобное высказывание церкви после долгого перерыва. И теоретически оно могло грозить Толстому и его последователям в том числе и арестом.

— Но ведь общество не настаивало на анафеме для Толстого, требуя от Синода высказываться по актуальным вопросам современности? Синод же не пожелал высказаться по поводу народовольцев, казней, терактов. Дело Толстого — это персональное дело человека, чье существование никому не угрожало.

— Но чье учение ассоциировалось с православием. Церкви нужно было объяснить, где проходит граница. Вообще у церкви в России есть две опасности: быть порабощенной государством или общественным мнением. То и другое равное зло, церковь не может идти на поводу ни у того, ни у другого. Эти слова произносить трудно, поскольку в нашей истории церковь больше шла на поводу у государства, а общественное мнение не переставало ее в этом обличать. Но второе не меньшая опасность.

— А когда церковь в России шла на поводу у общественного мнения?

— Был недолгий период после Февральской революции при обер-прокуроре Синода князе Львове. Имею в виду историю с увольнением большого числа архиереев (многие из них ныне канонизированы). Это была попытка силами обер-прокуратуры Святейшего Синода быстро выстроить свободную демократическую церковь. Она захлебнулась, как и многие мероприятия тех лет. Длилось это недолго, но опасения того соблазна звучат и в текстах, направленных против нас, авторов и подписантов нынешнего письма. И в справедливости этим опасениям я не готов отказывать.

— То, что церкви все время угрожает или альянс с государством, или зависимость от общественного мнения, говорит о ее слабости? Выходит, без обольщения тем или другим церковь у нас не может удержаться?

— Думаю, это говорит лишь о том, что церковь не только Тело Христово, но и социальная организация. И все те проблемы, которые встают перед человеческими объединениями, встают и перед ней. Меня всегда мучил вопрос, почему в стране, где даже по переписи 1937 года больше половины населения называет себя православным, никто не мог, не готов был противостоять разрушению храмов. У меня нет ответа на этот вопрос.

— Потому что не умели, не привыкли организовываться на что-то самостоятельно?

— Да, и это тоже: привычка, что за дела веры отвечает государство, кто-то еще. Кто-то, кто сейчас придет и меня обслужит. Все то же, что и сейчас.

— Но опыт, по крайней мере христиан Восточной Европы, говорит, что третий путь возможен. Католическая церковь, бывшая в подполье в советские годы и активно сопротивлявшаяся государству, и в новой истории сумела сохранить дистанцию по отношению к государству, теперь уже вполне демократическому. Это, конечно, не значит, что она стала рупором радикальных движений или ультралиберальных идей.

— В России, увы, этого нет, и мне искренне жаль, что это так. Я не ухожу от ответа, у меня его действительно нет. Третьего пути для нашей церкви, о котором вы говорите, я в ближайшей перспективе не вижу.

— Вы один из немногих в России специалистов по церковнославянскому языку, по вашим учебникам церковнославянского учатся и в духовных семинариях, и на филфаках. В сфере ваших профессиональных интересов есть какие-то важные события, о которых нам нужно знать?

— Некоторое время назад на сайте межсоборного присутствия обсуждалось два проекта. Один из них был посвящен научному переизданию Триодей, исправленных в начале XX века, второй — богослужебному языку русской церкви. Преобладают негативные отзывы, авторы которых боятся реформ. Однако впервые после Cобора 1918 года в подготовленных нами документах сказано, что с церковнославянским языком связаны какие-то проблемы. Что нужны словари, нужны грамматики. Мы не осознаем, что все наши учебники церковнославянского, начиная с Мелентия Смотрицкого, сделаны на коленке.

Как Ольга Седакова делала свой прекрасный словарь церковнославянских паронимов? Вот именно так: человек с исключительным языковым чутьем сидит, читает книгу и в определенном месте чувствует, что что-то здесь не сходится. Начинает разбираться, и появляется словарная статья. Но вообще-то так не делаются словари. Это подвиг — то, что она сделала, но все же у лингвиста должна быть картотека или электронный корпус, дающий возможность извлекать контексты. Словарь Ольги Седаковой — это лучшее, что есть сегодня в области изучения церковнославянского языка. Но это все-таки скорее поэтическое произведение, чем словарь.

— Как вам кажется, нужно стремиться к тому, чтобы через десять-двадцать лет в православных церквах служили по-русски?

— Мне кажется, надо делать переводы с церковнославянского на русский, комментировать тексты, и когда будет о чем говорить, тогда к вашему вопросу можно будет вернуться. Вот я сейчас неожиданно для себя регулярно слушаю литургию в редакции отца Георгия Кочеткова. Священник в крохотной деревушке служит по текстам отца Георгия, русский перевод с церковнославянского. Такой старушечий приход, и при открытых царских вратах в этом переводе читается евхаристический канон. Я пытаюсь себя поставить на место этих старушек: текст вообще сложный, а тут еще перевод неуклюжий, с какими-то безумными причастными оборотами, бесконечными «тот, который». По-моему, ни о каком миссионерском значении этого текста говорить нельзя. Просто разговор, надо ли служить по-русски, преждевременен до той поры, пока у нас не появится русский текст того качества, о котором можно будет говорить всерьез. Возражений принципиальных у меня против литургии по-русски нет, возражений практических — очень много. По мере того как в результате деятельности разных людей число этих практических возражений уменьшится, к этому вопросу можно будет вернуться.

— Что будет через месяц, после суда над девушками из Pussy Riot? Вы готовы писать еще одно письмо, собирать подписи, выходить на митинг?

— Очень бы хотелось верить, что в этом не будет нужды. Никакого желания заниматься политикой у меня нет. Я принялся за это письмо, потому что мне было стыдно. Я не знаю, как мне будет через месяц.

 

Миссия в эпоху перемен

Александр Кравецкий — лингвист, старший научный сотрудник Института русского языка РАН. Автор пособий по церковнославянскому языку и его истории, публикатор материалов работы Поместного собора 1917–1918 годов. В апреле 2012-го выпустил книгу «Церковная миссия в эпоху перемен» (о деятельности собора 1917–1918 годах), в июне стал инициатором письма православных верующих патриарху Кириллу. Письмо содержит просьбу к предстоятелю церкви призвать государственные органы помиловать участниц группы Pussy Riot.