17352
Президент РФ Владимир Путин подписал закон, дающий авиакомпаниям право продавать билеты на самолет по невозвратным тарифам, что должно способствовать снижению стоимости авиаперелета, сообщает агентство Прайм со ссылкой на пресс-службу Кремля
20100
Президент РФ Владимир Путин подписал закон об упрощенной выдаче российского гражданства соотечественникам, которые свободно владеют русским языком и живут либо проживали на территории СССР или Российской империи в границах современной РФ, сообщает РИА Новости
10549
Комиссия Госдумы по этике по поручению спикера Сергея Нарышкина, предположительно, на следующей неделе рассмотрит инцидент с участием лидера ЛДПР Владимира Жириновского, который оскорбил журналистку МИА «Россия Сегодня», сообщает РИА Новости.
3294
Парламент Крыма утвердил назначение экс-главы самообороны вице-премьером республики
6649
Роспотребнадзор не ожидает проблем с прохождением летнего оздоровительного сезона в Крыму, сообщает РИА Новости со ссылкой на главу ведомства Анну Попову
5775
Крымские отряды самообороны уберут все заборы, незаконно преграждающие проход к пляжам, сообщило правительство региона в своем микроблоге в Twitter.
3492
Высшая школа экономики продолжает цикл лекций в музеях Москвы. 24 апреля в Центре современной культуры «Гараж» состоится лекция «Истинная роль брендов в обществе постмодерна».
2569
Министр природных ресурсов: Природные пожары в этом году застали Россию врасплох
10117
Сотрудники столичной Госавтоинспекции ограничат движение в центре Москвы в понедельник из-за репетиции военного парада, который пройдет на Красной площади 9 мая, сообщает РИА Новости
8278
Власти Москвы могут отказаться от строительства одной станции на «зеленой» ветке метро
6397
Военную технику для участия в Параде Победы этой ночью перебросят на Ходынское поле
6888
Федеральное агентство по туризму (Ростуризм) выражает озабоченность вмешательством политики в туристическую отрасль на примере отказа чешского отеля принять российских туристов в знак протеста против присоединения Крыма к РФ, сообщила РИА Новости руководитель пресс-службы ведомства Ирина Щеголькова.
4580
МВД Украины утверждает, что телевышки в Донецке никто не захватывал, и каналы транслируются в обычном режиме, сообщает РИА Новости со ссылкой на сайт ведомства.
3517
В украинском Славянске неизвестные обесточили телецентр, транслирующий российские каналы
2769
Компромисс по ситуации на Украине должен быть найден внутри нее, а не между третьими игроками, например между РФ и США, заявил президент РФ Владимир Путин во время прямой линии с россиянами
2702
ЦБ РФ с 17 апреля отозвал лицензию у дагестанского банка «Каспий»
3451
Торговый дом «Шатер» рассматривает возможность строительства сафари-парка в Подмосковье
2505
Лоукост-авиакомпания «Добролет», созданная «Аэрофлотом», будет базироваться в Шереметьево
2522
«Ростелеком» построил линию связи с Крымом по дну Керченского пролива
3865
Павел Дуров: Мы не будем удалять ни антикоррупционное сообщество Навального, ни сотни других сообществ
3399
Google не раскрывает данные о первом дне продаж «умных» очков в США
2457
Чиновники бронируют адреса в новых доменах .москва и .moscow
2122
Компания Google отделила Крым от Украины на своих картах
3817
Суд отклонил иск мордовской колонии к Толоконниковой из-за ее письма об условиях труда
3791
Мировой суд в Москве рассмотрит дело Алексея Навального о клевете
2507
Глава Мосгорсуда Ольга Егорова подала документы в квалификационную коллегию на повторное занятие этой должности; таким образом, Егорова не претендует на занятие вакантного места председателя объединенного Верховного суда РФ
2541
Прокуроры заинтересовались художником, приковавшим гениталии к Красной площади
2908
Здания в центре Москвы украсят репродукциями знаменитых картин
2739
Фильм о русской Жанне Д'Арк покажут на открытии киномарафона в Крыму
2576
Харуки Мураками впервые за девять лет выпустил сборник новелл
2753
В Мексике скончался писатель Габриэль Гарсиа Маркес, его тело будет кремировано
4980
Менеджер Шумахера сообщила, что его состояние немного улучшилось
3587
Олимпийские кольца из Сочи подарят Греции
3264
Новый логотип чемпионата России по футболу будут выбирать болельщики
2742
Официальную песню чемпионата мира-2014 по футболу представили на YouTube
00:01 01/04/2013 Вадим Кантор 0 129

Гарри Бардин: «Мультипликация всегда тяготела к метафоре»

Все материалы сюжета Откуда берутся мультики

Режиссер-мультипликатор о миллионах, минутах и счастье

Антон Марьинскии
Без цензуры и денег

— Отличается ли сегодняшняя система мультипликационных студий от советского периода, когда был центральный «Союзмультфильм» и свои студии в республиках?

— Конечно, отличается. На «Союзмультфильме» тогда работало 600 человек. Нас, в нашей студии «Стайер», постоянно работает 22 человека. Это нормальная студия. Конечно, она не претендует на масштабы, например,  Pixar, с ее полутора тысячами работников. Но мы нашими силами смогли сделать полнометражный фильм «Гадкий утенок» за шесть лет. Pixar делает такой фильм за три-четыре года, но там больше людей, другие средства, другой бюджет. Полнометражный фильм делается долго, и это не зависит от технологий, все равно остается покадровая съемка. Чем сложнее фильм, чем больше в нем задействовано персонажей, тем более многотруден сам проект.

В советское время были цензурные рогатки. Но тогда мы ничего не знали о стоимости пленки

— А были недостатки у советской системы создания мультфильмов?

— Как у любой отрасли советской системы, были. Было трудное сценарное прохождение — сито сценарного отдела, потом Госкино. Для меня всегда важным было прохождение сценария. Не потому, что я писал его сам, а потому что тема, меня волновавшая, могла не удовлетворить Госкино. Были цензурные рогатки. Но тогда мы ничего не знали о стоимости пленки. Нас это не волновало, за это платило государство. А когда мы выделились в самостоятельную структуру, я как руководитель, как продюсер знаю, сколько стоит пленка, сколько стоит запись музыки, запись актеров. И все надо уложить в смету, в бюджет фильма. Это тоже на моих плечах. То есть во все времена есть свои проблемы.

— Но творчески вы себя более свободно чувствуете?

— Конечно, сейчас я более свободен и даже не думаю об этом. Единственная цензура — это самоцензура. Я должен сам себя контролировать, чтобы не сделать того, за что мне потом будет стыдно. А трудность заключается в поиске денег. Это то, что составляет мою ежедневную заботу, потому что 70% от бюджета дает Министерство культуры, а 30% я как продюсер должен находить сам. Где — никто не говорит. Вот я и ищу.

Гарри Бардин

режиссер, продюсер, руководитель анимационной студии «Стайер»

Актер по образованию, играл в театре, снимался в кино. С 1975 года режиссер-мультипликатор на студии «Союзмультфильм», где снял 15 фильмов, многие из которых получили премии на международных фестивалях. Лауреат Государственной премии РФ. Среди самых известных — мультфильмы «Летучий корабль», «Серый волк энд Красная Шапочка», «Кот в сапогах», «Чуча 1, 2, 3», полнометражный мультфильм «Гадкий утенок». С 1991 года руководит созданной им студией анимации «Стайер» (www.bardin.ru).

Минута на миллион

— Продуктивность маленькой студии значительно отличается от большой?

— В советское время режиссер, как правило,  делал один десятиминутный фильм в год. Когда я разложил все фильмы, снятые на студии «Стайер» с 1991 года, получилось, что в год мы как раз и снимаем десятиминутный фильм. Так что мы эту планку не сбили, так же стабильно и снимаем. Не зря наша студия называется «Стайер» — бегун на длинные дистанции. Вот мы и бежим. Коллектив, работающий над фильмом, сейчас меньше, чем раньше, поэтому все держат в руках две-три профессии.

— Как рынок повлиял на мультипликацию?

— Рынок стал диктовать несколько другие форматы. Продюсерам и прокатчикам важна прокатная товарная единица, то есть полный метр. А мультипликация всегда тяготела к метафоре, то есть к короткому метру, в котором можно было рассказать многое. Иногда за десять минут можно рассказать то, что не расскажешь в полнометражном игровом фильме. Взять «Ежика в тумане» Норштейна — короткий метафорический фильм об открытии мира, философичная глубина, уложенная в десять минут. Сейчас продюсеры требуют от режиссеров воплощения больших полотен, для того чтобы их можно было прокатывать в кинотеатре. От этого возникает перекос. Если короткий метр и делается, то он делается для фестивалей, а зритель их практически не видит, телевидение их не показывает, и их прокатная судьба — за семью печатями.

У нас, как всегда, особый путь… Культура — по остаточному принципу, а уж мультипликация — тем более

— Но ведь мультфильмы могут быть и коммерчески успешными…

— Иногда мультипликационные фильмы перекрывают в прокате игровые фильмы, потому что самый массовый зритель — это тинейджеры и дети, семейные просмотры. Это лакомый кусок для прокатчиков и для продюсеров, поэтому они все напрягают режиссеров на создание полнометражных фильмов. Иногда это получается, иногда — не очень. Я не очень люблю всю нашу героическую тематику, которая идет на российских экранах, вроде «Трех богатырей». На мой взгляд, это не достижение, хотя в прокате они вполне успешны.

— Как это делается за рубежом?

— Там продюсеры так же ищут деньги, берут кредиты, расплачиваются с банками, получают спонсорские деньги. Но там права на прокат стоят дороже. Представьте, что производство «Шрека» стоило 96 млн долл. И они примерно половину бюджета дополнительно вкладывают в рекламу. У нас таких возможностей нет. Там есть окупаемость проекта.

Я снял полнометражного «Гадкого утенка» за 1,6 млн долл., по европейским меркам это просто дешевка. Я пытался его окупить, но меня кинула прокатная компания, не заплатив всех денег. Они просто переоформились в другую фирму и ушли с концами. Ни копий, а их было напечатано 117, ни денег, ни этой фирмы. Если бы все было по-человечески, то я мог бы заработать на этом проекте и новый фильм делал бы на эти деньги, как это и происходит на Западе. Но у нас, как всегда, особый путь.

— Есть ли внятная государственная политика в отношении мультипликации?

— Три года назад мы были на разговоре с Путиным и за круглым столом говорили о наших трудностях, о том, что необходимы серьезные вливания в эту отрасль. Чтобы была академия, чтобы мультипликацию мощно возродить и противостоять зарубежному засилью — и японскому, и американскому — своим лицом. Но «кумушки совет лишь попусту пропал». Культура — по остаточному принципу, а уж мультипликация — тем более.

— То есть Америку мы не догоним?

— Это все пустые хлопоты. Не надо догонять, надо быть самими собой. Но нам и этого не удается.

— И все студии в таком же положении?

— Конечно. Вот есть студия «Мельница» Сельянова, она в более благополучном положении, они успешно прокатывают свои полнометражные фильмы про богатырей.

— Но какие-то же есть механизмы окупаемости?

— Сейчас четкого механизма нет. Когда-то короткометражки могли бы окупаться за счет проката сборников мультфильмов, которые шли в разных специализированных кинотеатрах типа «Баррикады», либо прокатывались перед фильмами или шли в малых залах больших кинотеатров. Все это шло целый день. Сейчас этого нет, поэтому короткий фильм обречен на коммерческий неуспех.

Высокохудожественный фильм не всегда может быть прокатным

Тем не менее я сейчас делаю короткий фильм под названием «Три мелодии», 22 минуты. Это три философские притчи на три классические мелодии. Планируем завершить его к осени этого года. Его не покажешь в кинотеатрах. Надежда на телевидение, но оно дает такую мелочь — покупает нас «за рупь — стакан». Это зависит от канала, но это все равно мало.

От сценария до экрана

— Ваша студия делает только один фильм или работа может вестись параллельно над разными проектами?

— Только один, это как в оперетте: «Нельзя любить двух сразу, так не было ни разу, и мы на это дело не пойдем». Вот мы и не идем. Все силы студии брошены на один проект.

— Как сложилась зарубежная судьба «Гадкого утенка»?

— Он участвовал в 80 или более фестивалях мира, брал Гран-при в самых разных странах. «Гадкий утенок» прокатывался во Франции, они даже сдублировали его на французский язык, права на прокат по всему миру я продал одной фирме в Германии, но пока особых денег мы с этого не имеем. Мировая премьера была в 2010 году на большом фестивале в Локарно. Это было замечательно: на центральной площади Локарно на улице стояло 8000 кресел и огромный, с трехэтажный дом, экран. Фильм приняли очень хорошо.

— Кто лучше воспринимает этот фильм — взрослые или дети?

— Каждый видит свое. Иногда дети, которым близко это ощущение себя гадким утенком. А когда я показывал его в клубе «Эльдар», ко мне подошли старушки с заплаканными глазами и сказали, что это фильм про них. Я удивился, а они сказали: «Мы дети расстрелянных родителей». Я показывал этот фильм в Марселе, и на следующий день ко мне подошла пожилая пара, сказали, что они ночь не спали, что это фильм про них. Я спросил – почему? Они сказали «мы Голицыны, и не по своей воле мы покинули ваш птичий двор». Так что у зрителей этот фильм вызывает широкий спектр ассоциаций. Дети хорошо этот фильм воспринимают, я видел, как дети его смотрели в разных странах.

— В чем секрет зрительского успеха для мультипликационного фильма? Он может сочетать в себе глубину и кассовость?

— Это сложный вопрос. Если бы знать секрет, то мы бы делали одни только успешные фильмы. Это зависит и от подготовленности зрителя, от востребованности материала зрителем, на что он уже подсел и хочет видеть нечто подобное. Иногда нужно опуститься до уровня зрительского интереса. А художественность, наоборот, предполагает поднимать зрителя до уровня этого фильма. И это – большие ножницы. Высокохудожественный фильм не всегда может быть прокатным. Вот фильмы Чарли Чаплина – это коммерческие проекты или художественные? Для меня это идеальный вариант, когда и художественность и коммерческая сторона были у Чаплина едины. Он заботился о коммерческом успехе своих фильмов, но они были очень художественные. Чаплин всегда был демократичен и не уходил от своего зрителя в высоколобость. Он был доступен для всех. 

Бедность идей не только у нас, это мировая бедность. Редко бывает, чтобы была хорошая идея. Технологии могут быть самые разные, а головы нет

— А современные цифровые технологии — сильно ли они повлияли на процесс съемки?

— Я консерватор и до сих пор снимаю на обычную пленочную камеру, 35 мм. Я пока не тороплюсь. Компьютерной анимации предпочитаю свою ручную работу. Я доверяю ей на экране, потому что вижу настоящий материал, фактуру и этому верю. А сделанное «под фактуру», на компьютере – я это на экране сразу вижу. Я предпочитаю оригинальный материал. И монтаж у нас плёночный, по старинке. Мы снимаем с трёх макетов. Это могут быть секунды: 5, 6, 7 секунд, с каждого из макетов. И эти кусочки пленки отправляются в проявку. Потом с них делают контактный позитив, и мы его смотрим у себя на экране, ловим «блох». Если их нет, то это идет в монтаж: у нас старый одесский звуко-монтажный стол. Вот такой я консерватор. Но многие студии перешли на цифру, монтируют на компьютере.

— Как относитесь к 3D? 

— Это аттракцион. Я помню, как смотрел в Диснейленде фильм Фрэнсиса Копполы про Майкла Джексона, который прилетает на другую планету и своим пением расколдовывает злую волшебницу. В этом есть какое-то трюкачество, когда на тебя летят астероиды, и ты от них отмахиваешься, потому что они могут попасть тебе в глаз. Это трюк, и я не думаю, что настоящее кино пойдет по этому пути.

Тем не менее «Оскар» в прошлом году был присужден кукольному фильму, традиционному, а не какому-то 3D. «Старик и море» Саши Петрова – тоже традиционный. Я думаю, что возможности обычного кино ещё до конца не исчерпаны и таят в себе всяческие чудеса. Это доказало то, что в прошлом году немой черно-белый фильм «Артист» взял «Оскара». Без цвета, без диалогов – а захватил зрителя и покорил многие страны. Главное – идея.

— Кстати, об идеях. Есть ли в мультипликации рынок сценариев, как в кинематографии?

— Когда-то на «Союзмультфильме» это называлось самотек, когда сценарии приносили с улицы. Сейчас – присылают по электронной почте. Как правило, это бедность идей. Но она не только у нас, это мировая бедность. Редко бывает, чтобы была хорошая идея. Технологии могут быть самые разные, а головы нет.

— Чего бы вам хотелось для своей студии, чего не хватает?

— Не хватает денег, чтобы я мог платить людям ту достойную зарплату, которую они заслуживают. Вот я вижу в метро объявления о приеме на трехмесячные курсы машинистов, после чего они будут получать 65-80 тыс. руб., − ни мне, ни моим сотрудникам такие зарплаты не снились. А они уникальные мастера. Но и в советское время мультипликатор не получал много. Мультипликация держится на энтузиастах. Сюда редко идут люди, которые хотят обогатиться. Они хотят реализоваться, хотят заниматься любимым делом. И приходят сюда такие чудаки.

Новый день таит в себе новый материал, который придет из лаборатории, где проявляют пленку. Я посмотрю это на экране. И когда получается то, что я задумал, — это большое счастье

Счастье чудака

— Как бы вы охарактеризовали современное состояние мультипликации в России?

— Если сказать одним словом – нехорошо. Нехорошо хотя бы потому, что мы разбрелись по маленьким студиям. В этом ничего плохого нет, каждый мастерит свой фильм у себя на студии, но при этом мы разобщены. Союз кинематографистов, в котором была секция мультипликации, когда-то был созидательным началом, он проводил семинары в Болшево, мы общались, смотрели фильмы  друг друга, обсуждали их. Сейчас этого нет. Тогда мы чаще общались, нас объединяло не только помещение студии  «Союзмультфильм». Тогда в производстве каждого фильма был завязан весь коллектив, в процессе участвовали все люди. Потом, когда «новорожденного ребенка» приносили в большой зал, собиралась вся киностудия и все радовались его рождению. Конечно, как в нормальном творческом коллективе, бывали и зависть, и интриги, но при этом было чувство общности большой студии. 

У мультипликации непростое положение. Обычно уровень отрасли считывается не по верхним достижениям, а по среднему достижению. У нас средний уровень в советские времена был достаточно высоким, он был выше нынешнего. Это была школа, наша мультипликация отличалась «лица не общим выраженьем», на международных фестивалях она занимала верхние эшелоны. И была определенная забота государства. Когда мы были брошены в рынок и вынуждены сами выживать, многие отошли от профессии, старики ушли естественным путем.

— А на фоне остального мира как выглядит российская анимация?

— Она достойно выглядит. У нас выросло новое поколение режиссёров, которые уже стали гордостью мировой мультипликации: Саша Петров, Константин Бронзит, Иван Максимов, Михаил Алдашин. Они уже с международными именами.

— Вы общаетесь с коллегами из других студий?

— Редко, мне хватает общения здесь, внутри студии. Иногда общаемся на поминках, к сожалению.

— Не хочется завершать на такой печальной ноте. Что вас радует?

— Радует, что я занимаюсь любимым делом, что новый день таит в себе новый материал, который придет из лаборатории, где проявляют пленку. Я посмотрю это на экране. И когда получается то, что я задумал, — это большое счастье.

Еще мультиков!